Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Воздвижение Креста Господня

Татьяна Зайцева | Воскресенье, Сентябрь 23, 2018

  Евангельское чтение

Евангелие от Иоанна, глава 19

krestnie16 Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.
7 Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.
8 Пилат, услышав это слово, больше убоялся.
9 И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.
10 Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?

11 Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.
13Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон, а по-еврейски Гаввафа.

14 Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!
15 Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.

16 Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.
17 И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа;
18 там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса.

19 Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.
20 Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по- еврейски, по-гречески, по-римски.

25 При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.
26 Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.

27 Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.
28 После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.

30 Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.
31 Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.
32 Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.

33 Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,
34 но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.

35 И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.

(Ин.19:6–11, 13–20, 25–28, 30–35)

 

 Методический материал

Вопросы на понимание текста

  • Почему именно этот отрывок читается на Крестовоздвиженье?
  • Почему Пилат отдал Христа иудеям?
  • Почему Иисус в основном молчит?
  • В чем смысл сказанного Иисусом Пилату, любимому ученику и перед смертью?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях.

Вопросы для индивидуальных размышлений

  • Воспринимаете ли вы Иисуса как своего Царя?
  • В чем выражается ваша верность и служение Ему, как Цары?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях.

 

___

27 сентября православная церковь отмечает один из двунадесятых праздников – Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня.
Согласно истории, после Вознесения крест, на котором распяли Спасителя, был утерян. Вновь обретен он был в Иерусалиме, недалеко от Голгофы перед Пасхой, нашла его равноапостольная Елена, мать императора Константина. Отмечалось это событие первоначально на второй день после Воскресения Христова. В 335 году дата была перенесена.
Смысл праздника и состоит в том, чтобы вспомнить о счастливом обретении. А так же то, что в VII веке греческий император Ираклий вернул Животворящий Крест из Персии, где тот находился в плену на протяжении 14 лет.

___

  Толкования

  Cвятитель Софроний Иерусалимский.  Слово на воздвижение Честного Креста и на святое Воскресение (Творения)

Архимандрит Софроний (Сахаров)Совершается празднование Креста, и есть ли кто, кто не возрадовался бы духом? Возвещается Воскресение, и есть ли кто, кто не возвеселился бы? Ведь поистине, Крест, быв водружен на Краниевом месте и имеющий на себе пригвожденного Владыку твари, рукописание же на нас истребил, которое праотец Адам подписал (как долговое обязательство) тем, что приступил Божию заповедь — и Крест освободил нас от уз грехов и сделал то, чтобы мы в радости ликовали и веселились, на подобие телят, отпущенных с привязи. «Идеже бо умножися грех, преизбыточествова благодать» (Рим. 5:20).

Читать дальше

Воскресение же Христово отменило смертное истление и отогнало адский мрак, и возставило мертвых от гробов, и, сказать словами пророка, отъяло «слезу от всякаго лица» (Ис.25:8), и всякому человеку даровало по-истине неотъемлемую благодать.

Потому что дар Воскресения безмерен и не на некое ограниченное число людей простирается его значение. Потому что это был Бог всей твари, Тот, Кто в человеческой плоти подверг Себя в ней погребению. Лучше же сказать: совершил в ней Воскресение; Кто не ведал границ в подаянии милостей и Которому чуждо какое-либо лицеприятие. Потому что Он познается как истинный Бог всех, и на всех людей Он распространил дар спасения, щадя Свой образ и обновляя его совершенным образом, поелику каждый земной человек был создан по образу Божиему.

Наступило памятование Креста, и кто из людей не пожелает, в свою очередь, распять себя? Потому что истиннейшего почитателя Христос видит в таком человеке, который распял себя для мира и кто самыми делами явил себя подлинным любителем Креста. Совершается праздник обновления Воскресения, и кто из верных не пожелает, со своей стороны, обновить себя, отвергнув всякую мертвость, приходящую на основании страстей, и облекшись в нетление души? Иное есть смерть души, а иное познается относительно смерти тела. Первую поражает грех, как это написал первый иерарх и возглавитель этой священной Иерусалимской кафедры — Иаков, брат Господень. А вторая производит распадение элементов, из которых, по своей природе, составляется тело. Конечно, при этом происходит отделение от тела бессмертной души, хотя бы так и не представлялось врачам, знатокам лечения только тел1, поелику это человеку, преступившему Божию заповедь, было дано Творцем в виде явной епитимии. Крест воздвигается на высоту, и есть ли кто, кто таинственно и сам не возвысится от земли? Потому что туда, куда возвысился Искупитель, туда и искупленный Им приходит и переселяется, имея великое желание всегда быть вместе со своим Спасителем и наслаждаться неиждеваемыми воздаяниями от Него. Сегодня предходит Воскресение, и вселенная радуется предпразднеству. Крест заутра явлен бывает, подает дары поклоняющимся ему. Сегодня владеет Воскресение, а завтра наступает Крест; оно выставляет смерть на позор, а он — являет посрамленными полчища бесов; оно — само собою проповедует, что смерть, по-истине, сгинула, а он — возвещает всем, что всякое злодейство бесов было упразднено, как и умерщвлена вся их скверная и душегубительная энергия (сила действия); раньше Крест предшествовал Воскресению, а ныне Воскресение вводит и предваряет Крест.

    О, какое чудесное изменение положения вещей! Ибо и в этом я вижу явное исполнение слов Спасителя: «Последнии стали первыми» и, в свою очередь, «первые стали последними» (Мк. 10:31; Мф.19:30; Лк.13:30). И возможет ли кто объяснить причину такого изменения порядка и перемены вещей? Потому что не случайно происходит то, что оно (Воскресение) как бы поспешило предшествовать, а он (Крест) как бы запаздывая, последовал за сим. Но разве не сначала воссиял Божественный Крест, а светоносное Воскресение не тремя ли днями явилось позднее Его? И почему наши Отцы сознательно установили такое изменение вещей, именно, чтобы Воскресение предваряло Крест, мы это с точностью не можем объяснить. Полагаем же и строим догадку, что причина для сего заключается в том, чтобы паломники, приходящие со всех концев земли для того, чтобы поклониться Живоносному Кресту и Воскресению, сначала отпраздновав всерадостный и светлый праздник Воскресения, а затем, сразу же после сего, видя святое Воздвижение Креста Господня, получили бы прекрасное и спасительное снаряжение во всемогущем спутнике, т. е., в Кресте Господнем, в земных путях сопутствующем им, а в море соплавающем вместе с ними, и во всем устрояющем их спасение и сохраняющем их от всех превратных обстояний, что и самыми вещами вам самим показывает, потому что всемогущая сила Креста объяла все концы вселенной, и все исполняет и везде присутствует и неутомимо (άχόπως). оказывает помощь, спасая верных от напастей и являя благочестивым спасение и удерживая всех врагов.

Возможно же, что была и иная, некая скрытая причина, которую ведали и сознавали бывшие в древности учителя сей Церкви, каковую причину мы, малейшие, не стыдимся явно признать, что мы ее не знаем. Бог же дарует и ее нам узнать, как мы в этом совершенно уверены, ради самой пользы для вас, которые наивернейшие Ему.

Итак, есть ли что, для нас более возвышенное, чем эти блаженные праздники? Есть ли для нас что-нибудь в мире более священное, чем эти торжества? Или ужели нам не радоваться и не ликовать, празднуя эти празднества? — Сияние Воскресения и светлое поклонение Кресту. Они — для нас трофеи всего нашего спасения. Они, освободив нас от смерти и страстей и от злостнейшего вреда со стороны бесов, снова возвели нас к нашему Владыке, упразднив все гнетущее и скорбное и воссияв нам свет радостей. Не живоносное ли Воскресение дарует нам вступление в бессмертную жизнь? Или не воздвиженный ли Крест порождает для нас освобождение от страданий и страстей? Потому что, поистине, они явили нас снова причастниками усвоения нас Богом, чем и вызваны были они и ради чего произошли для всех нас, сущих на земле. Итак, познав таинственное значение их и по какой степени они были благотворны для нас и каких благодеяний стали они для нас источниками, таким образом будем праздновать их прекрасно (свято) и благочестиво, как и самые эти праздники имеют своей целью: «Не любодеянии и студодеянии, не рвением и завистью» (Рим.13:13), не грабежами и неправдами. Умалчиваю от перечисления остального. Потому что я дерзаю сказать, возлюбленнейшие братие и участники той же нашей веры и обогатившиеся теми же духовными плодами, что хотящего праздновать так эти праздники, т. е. не с благоговением, а в духе тех пороков, которые упоминает апостол, они не только не приемлют и не допускают к себе, но и отвращаются от такого и гнушаются им, как человеком ведущим жизнь не достойную их и делающего то, что ненавистно им. Поэтому я прошу и увещеваю вас ненавидеть оные пороки и отвращаться от них, как от нарушающих наши праздники; соблюдать же и делать то, что мы сознаем, как угодное им. А мы знаем, что угодно и приятно им то, что соделывателя сего ведет ко спасению и путеводит в жизнь вечную. Не нескончаемою ли жизнью и не немеркнущим ли светом они озарили нас, после того, как воссияли от Христа для людей? Итак, изменим и сами мы наше поведение и, совлачившись прежнего образа жизни, как вредного и губительного, потецем путем новой жизни. Не дарствует ли Воскресение Христово наследие нам жизни? И Крест Христов не распял ли в нас древнего человека? Итак, если мы почитаем Воскресение и празднуем его торжество, то и возлюбим более новый образ жизни, в силу чего станем приверженными ей не только на словах, но ближайшими и истинными таинниками ее2. И если мы прикладываемся ко Кресту, то почему же и страсти, вместе с земными членами, мы не распинаем в себе, так чтобы вместе с Павлом и нам было бы возможно воскликнуть: «Христови сораспяхся: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал.2:19—20)?

Итак, если Христос возвещает, что Он живет в тех, которые распяли себя для мира и умертвили уды, яже на земли (Кол. 3:5), как восклицает и свидетельствует Павел, то почему же и мы не поступаем таким же образом и не умерщвляем в себе всякий земной наш член, страсть, злую похоть и прочее счисляемое с этим, дабы жил в нас Христос и даровал нам нестареющуюся жизнь? Итак, будем искать мира со всеми, и вместе с этим приобретать святость, потому что «ихже кроме никтоже узрит Господа» (Евр. 12:14), как опять же засвидетельствовал нам Павел. И посему Христос также называется «Миром». «Той бо есть, — говорит Апостол, — мир наш» (Ефес. 2:14); к тому же Он именуется и «освящением» нашим (1 Кор. 1:30). Называется же Он «миром нашим», как доставивший мирное единодушие, соединив небесное с сущим на земле и устроивший единую Церковь, состоящую из тех и других. «Освящение» же и «искупление» (потому что вместе с первыми наименованиями и это возвещается)3, как ставший Искупителем нас, которые находились в плену, и как искупивший нас не только от демонов и страстей, но и всадивший в нас Божественное освящение. И тому, что вы слышали в моей речи, со всем старанием и усердием последуем, и стяжем, и восхитим, и путем сего сочетаем себя с Христом в прекрасном и блаженном единении с Ним. Потому что человека, таким образом приходящего к Нему, Он не изженет вон от Своей благости и блаженства; прочь даже и сама мысль такая! Следовательно, будем стараться стяжать такое единение с Ним, так-как нет ничего, что было бы более ценно, и будем стремиться к тому, чтобы жил в нас Христос, чего нет ничего более преимущественного, чтобы, стяжав такое богатство, мы насладились и Царством Небесным и обрели жизнь вечную, в Самом Христе, Боге и Спасителе нашем, с Которым Отцу слава со Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков Аминь 4.

__________

1 Скобки принадлежат оригиналу. Представляется, что здесь имеются в виду врачи языческого времени, материалисты. Впрочем, возможно, что и во времена св Софрония были скептики и материалисты среди врачей, в особенности, если они не были христианами, а инородцами.

2  Т. е. — полностию посвященные в истинную, вечную жизнь, как участники ее.

3 Текст в скобках добавлен нами.

4 Sорhrоnii раtriаrсhае Ниеrоsоlуmиtаni оrаtиo иn Ехаltаtиonеm Иеnеrаndае СRUCIS еt in Sаnсtаm Rеsurrесtиоnеm Миgnе Р. G. t. 873 соl. 3301—3309.

*    Источник: Пер. архим. Амвросия Погодина. Джорданвил, 1988 / Проповеди святителя Софрония, Патрiарха Iерусалимскаго. Пер. и комм. Архим. Амвросия (Погодина). Джорданвил: Типография преп. Iова Почаевскаго, Свято-Троицкiй монастырь, 1988. — С. 92-96.

 

   Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово в день воздвижения Креста Христова 

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)Праздник Воздвижения Креста Господня так велик, что Церковь Святая установила, как и перед Рождеством и Богоявлением, особые евангельские и апостольские чтения в воскресные дни перед Воздвижением и после него.

В великом множестве пришли вы вчера вечером в этот святой храм. Что влекло вас? Почему таким глубоким благоговением были проникнуты ваши сердца, когда видели вы, как выносил я и воздвигал пред вами крест Христов? Почему так любим мы крест Христов? Почему так преклоняемся пред ним?

Читать дальше

    Конечно, не древу только поклоняемся, хотя и древо креста Христова стало величайшей святыней после того, как было оно облито Кровью Христовой.

  Мы поклоняемся распятию Христову, поклоняемся Христу Богу, распятому на кресте, ибо величайшее таинство совершилось на кресте. Какое это таинство? Зачем Господь наш Иисус Христос принес такую потрясающую жертву за спасение мира?

     Ответ на этот вопрос находим в словах Христовых, сказанных в ночной беседе с Никодимом: «Как Моисей вознес змия в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 14-16).

     И то же самое говорит и св. апостол Иоанн Богослов в Первом своем соборном послании: «ЛюбовьБожия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него.

В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин. 4, 9-10).

     Вот ответ на вопрос, почему мы так преклоняемся пред крестом Христовым: потому что им явлена любовь Божия к нам, окаянным грешникам, погибающим в суете мира, в служении страстям и похотям.

     Любовь Божия, неописуемая никакими словами, любовь, приведшая к тому, что Единородный Сын Божий воплотился, приняв плоть человеческую от Пресвятой Девы Марии, и эту плоть и кровь отдал за спасение людей, отдал, чтобы не погибли, но имели жизнь вечную.

     И не только эта безмерная любовь, но и нечто еще более непостижимое, нечто совершенно не вмещающееся в наше слабое сознание явлено Богом в распятии Господа Иисуса Христа. Вот послушайте, что говорит об этом св. апостол Павел: «Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак, мы – посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает чрез нас, от имени Христова просим: примиритесь с Богом» (2 Кор. 5, 19-20).

     Сам Бог, Сам великий Бог просит у вас примирения с Ним. Сам Бог просит, чтобы не злобствовали, не враждовали против Него, чтобы примирились с Ним.

     И это желание примирить с Собою мир вместе с величайшей любовью привело на крест Господа Иисуса Христа.

     Вот это изумительное, вот это не вмещающееся в наше сознание смирение Божие, не менее великое, чем любовь Его к нам, привело на страшный крест воплотившегося Сына Божия.

     Мы, жалкие и ничтожные, когда враждуют против нас люди, сами воспламеняемся злобой и враждой против них.

     А Бог просит у нас примирения, просит, чтобы не враждовали против Него. Ведь это проявление величайшего смирения. Но когда я говорю это, то волнуется дух мой, и я спрашиваю себя: неужели Сам великий Бог может быть смиренным, может просить примирения с тварью Своей? Но, подумав немного, я успокаиваюсь, вспомнив слова Господа нашего Иисуса Христа: «Научитеся от Меня, яко кроток есмь и смирен сердцем».

     Если смирение и кротость присущи Сыну Божию, Второму Лицу Святой Троицы, то зачем мне волноваться, когда слышу, что Бог, являя непостижимое смирение, просит примирения у враждующей против Него твари своей.

     Господь сказал: «Когда вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе».

     Так и сбылось: уже на кресте Своим поведением при страшных муках Он привлек первых двух человек: привлек распятого с Ним разбойника, уверовавшего в Него и просившего: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем»; привлек и второго – того римского сотника, который командовал распятием Христа. Он, видя все, что явил Господь Иисус Христос на кресте, был потрясен, и сказал, когда испустил Господь Свой последний вздох: «Воистину Человексей был праведник», и уверовал в Него, обратился к Нему и сам стал мучеником Христовым. Привлек и целую толпу зрителей Его распятия, расходившихся от креста, низко опустив головы и бия себя в грудь.

     Обратились к Нему бесчисленные миллионы и миллионы людей с добрыми сердцами, которые были потрясены крестом Христовым, людей, которые никогда не могли забыть о кресте Его.

     И больше всего крест Христов потряс апостола Павла, который все на свете забыл, все презрел, ибо крест Христов неотступно стоял пред его духовными очами, и весь мир был для него распят на этом страшном кресте, и он сам сораспялся Христу.

     Его потрясла Кровь Христова. За эту Кровь и другой великий из великих Иоанн Богослов в своем Откровении воссылает хвалу, так говоря: «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу своему слава и держава во веки веков! Аминь» (Откр. 1, 5).

     Как это омыл нас Христос Кровию Своею? Не внешне, конечно, ибо Кровь его не капала на грязные тела наши, а духовно.

     Мы были грязны, и отвратительны, и упорны в грехах, как пес, возвращающийся на свою блевотину, и как омытая свинья, идущая опять валяться в грязи (2 петра 2, 22).

     Но крест Христов поразил и потряс нас навсегда, и неотступно помышляя о Крови Сына Божия, пролитой за нас, грязных и погибающих, духовно очищаемся от мертвых дел, и так всецело очищаемся, что получаем власть быть чадами Божьими, царями и священниками Богу нашему. Вот почему так велик крест Христов.

     У великого католического святого Франциска Ассизского, непрестанно помышлявшего о кресте Христовом, источая бесчисленные слезы, на руках и ногах на местах гвоздинных язв Христовых образовались язвы.

     Помышляйте же и вы неустанно о господе нашем Иисусе Христе, распятом за нас, и крест Господень начертайте на сердцах ваших.

     Храните это начертание, как величайшую святыню и бойтесь стереть его нечистыми желаниями и помышлениями сердец ваших.

     Аминь.

27 сентября 1953 г.

 

 

 Cвященник Петр Планк. Проповедь в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня

священник Петр ПланкКто возвысил крест? Римская держава в IV веке. Она сделала его государственным военным знаменем — и так это и оставалось отчасти вплоть до XX века.

Но вот я слышу, как Некто говорит: Царство Мое не от мира сего (Ин 18:36). — Поучение колоссальной силы! Кто не хочет слышать, вынужден почувствовать!

Крестовоздвиженье: я вижу, как воздвигают крест. На нем висит Человек. Пригвожденный. Жестокая картина! — Но также и зрелище бесконечного величия и верховной власти. Он висит там — и одновременно царствует. — И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе (Ин 12:32). — Так Он сказал. Так оно и есть.

Читать дальше

А в это же самое время, в этот же самый час в Иерусалимском храме начинается торжественное жертвоприношение. Ибо день этот — канун иудейской пасхи. Не просто канун одной из суббот, нет! Наступающая суббота — особенно большой праздник. Пасха пришлась в этом году на одну из суббот! И вот приносят в храм агнцев — каждая семья, каждый коллектив жильцов по одному. Священники их закалывают. Дома приготовят их к торжественной пасхальной трапезе — в память о ночи, в которую народ вышел из Египта, из рабства на свободу. Тогда они также закалывали в каждом доме по агнцу и стоя, с поспешностью ели жаркое перед отправлением в дорогу.

Кровью агнца должны были они помазать оба дверных косяка и порог. Когда затем посланный Богом ангел смерти явился, чтобы истребить всех первенцев в земле Египетской, он проходил мимо домов, на дверях которых была кровь агнца, щадя их. Об этом вспоминают сегодня в каждом доме — и едят агнца, заколотого в храме (Исх 12:3–30).

И именно в то время, когда перерезаются горла агнцев, пасхальных агнцев, — висит Он там, снаружи, перед городской стеной, на кресте — и испускает Свой Дух, как эти агнцы, предназначенные для пасхальной трапезы, — как пасхальный Агнец, как наш пасхальный Агнец!

Пасха наша, Христос, — так называет Его Павел (1 Кор 5:7), и евангелист Иоанн говорит о том же самом, когда рассказывает, как висел Он там и умирал — накануне субботы, быв­шей одновременно пасхальным днем (Ин 19:14–36). И другой Иоанн — Креститель — тоже знал это: у Иордана, когда он Его увидел, он сказал: вот Агнец Божий (Ин 1:29). — Креститель был пророком — последним из самых великих, единственным, который сам Его видел, — и тогда мгновенно его взору предстал истекающий кровью агнец. Кто помечен Его кровью, чей порог помазан ею — того пощадит приводящий в исполнение Божий суд ангел смерти, когда придет убивать и уничтожать.

Пасха наша Христос.

Но что же с трапезой, с тем, чтобы есть Пасхального Агнца?

Он действительно говорил об этом, Он хотел Плоть Свою дать в пищу, а Кровь Свою — в питие. Ибо Плоть Его истинно есть пища и Кровь Его истинно есть питие (Ин 6:55). — Те, у кого это вызвало отвращение, почти все отделились от Него, а некоторые чересчур умные теологи, вроде Ойгена Древермана, претыкаются на этом месте по сей день.

А мы — что делаем в этом пункте мы? Мы были бы совершенно растеряны, если бы на Тайной Вечере с учениками Своими Он не взял хлеб и вино и если бы Он не сказал: Это Моя плоть и кровь. — Нет! Новый закон Христов не велит нам больше закалывать пасхального агнца. Ибо уже есть Агнец, заколотый раз и навсегда. Мы едим Его — под видом хлеба и вина. Христос — наш пасхальный Агнец, вознесенный и заколотый на кресте. Приидите, станем есть и пить, ибо Премудрость приготовила для нас Свою вечную трапезу. И ангел смерти пройдет мимо нас, не причинив нам вреда.

15 сентября 1996 г

 

 

 Блаженный Феофилакт (Архиепископ) Болгарский. Толкование Евангелия в Неделю Воздвижение Креста Господня.

Феофилакт БолгарскийИн.19:6. Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

Но они и этим не укротились, а кричат: «Распни, распни Его!». Пилат же, видя, что все делаемое им остается напрасным, говорит: «Возьмите и распните; ибо я не нахожу в Нем вины». Говорит же это, побуждая их к делу, им непозволенному, для того, чтобы Иисус был отпущен. «Я, — говорит, — имеющий власть распять, не нахожу никакой вины; а вы, не имеющие власти распинать, говорите, что Он виновен. Итак, возьмите Его и распните. Но вы не имеете власти.» Итак, Человек Сей должен быть отпущен. Такова цель Пилата. Он милостивее, однако же не настойчив за истину.

Читать дальше

Ин.19:7. Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.

     А они, быв посрамлены этим, говорят: «По закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим». Смотри, как злоба несогласна сама с собою. Прежде Пилат говорил им: «Возьмите Его вы и по закону вашему судите»; они на это не согласились. Теперь же говорят, что Он по закону нашему должен умереть. Прежде они обвиняли Его в том, что выдает Себя за Царя, а теперь, когда эта ложь изобличена, обвиняют Его в том, что Он выдает Себя за Сына Божия. И в чем тут вина? Если Он творит дела Божии, то что препятствует Ему быть Сыном Божиим? Смотри на Божественное домостроительство. Они предавали Господа многим судилищам, чтобы опорочить Его и помрачить славу Его; но это бесчестие обращается на главу их, ибо при точнейшем исследовании дела невинность Его еще более доказана. Сколько раз даже Пилат объявлял, что он не находит в Нем ничего достойного смерти.

Ин.19:8. Пилат, услышав это слово, больше убоялся.

  Пилат, услышав одно только слово, что Он есть Сын Божий, убоялся. А они видели Божеские дела Его, однако, умерщвляют Его за то самое, за что нужно было покланяться Ему.

Ин.19:9. И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты?

  Спрашивает Его не так, как прежде — «Что Ты сделал?», но — «Кто Ты?» Тогда обвиняли Его, как царя, потому естественно и спрашивал «Что Ты сделал?» А теперь, когда клевещут, что Он Сам Себя выдает за Сына Божия, спрашивает: «Откуда Ты»?

Но Иисус не дал ему ответа.

  Иисус молчит, ибо Он объявлял уже Пилату: «Я на то родился», и «Царство Мое не отсюда». Однако же, Пилат нисколько не воспользовался этим и не стал за истину, но уступил требованию народа. Посему Господь, презирая вопросы его, как предлагаемые напрасно, не отвечает ничего.

Ин.19:10. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?

  Оказывается, что Пилат нисколько не имеет твердости, но всякая случайная опасность может поколебать его. Он боялся иудеев; трепетал и Иисуса, как Сына Божия. Посмотрим же, как он сам себя осуждает своими словами: «Я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя». Если все зависело от тебя, почему же ты не отпустил Того, Кого нашел невинным?

Ин.19:11. Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше;

  Господь, низлагая его высокомерие, говорит: «Ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было тебе дано свыше». Ибо Я не просто так умираю, но совершаю нечто таинственное, и это свыше предопределено для общего спасения.

посему более греха на том, кто предал Меня тебе.

  А чтобы ты, услышав «дано свыше», не подумал, что Пилат не подлежит ответственности пред Богом, прибавляет: «Более греха на том, кто предал Меня тебе». Этим показывает, что и Пилат повинен в грехе, хотя и меньшем. Ибо оттого, что умереть Христу «дано свыше», то есть допущено, Пилат и иудеи не становятся уже невинными; но свободная воля их выбрала злое, а Бог попустил и дозволил им привесть это в дело. Итак, оттого, что Бог попущает злобе приходить в дело, злые не свободны от вины; но за то, что они избирают и совершают злое, они достойны всякого осуждения. Господь устрашил Пилата этими словами и представил ясное о Себе оправдание: если бы Я не предал Сам Себя добровольно, и если бы Отец не допустил сего, то ты не имел бы власти надо Мной; грех и на тебе, а еще больший на предавшем Меня Иуде, или и народе, потому что он приложил к болезни ран Моих болезнь новую и не вспомнил долга сотворить милость, но, нашел Меня безответным и беспомощным, предал на крест; не постыдился даже и того, что Я из столь многих судилищ вышел невинным, но кричал: «Распни, распни!»

Ин.19:13. Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостротон, а по-еврейски Гаввафа.

  Но как мало мужества в Пилате, когда он счел опасным для себя оставить такое обвинение без исследования! Он выходит, как бы с намерением исследовать дело, ибо это означают слова «сел на судилище»; между тем, не сделав никакого исследования, предает Его, думая тем преклонить их.

Ин.19:14. Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый.

  Евангелист Марк говорит, что, когда Христа распяли, «был час третий» (Мк. 15:25), а Иоанн говорит, что тогда был час «шестый». Как же это? Некоторые думают разрешить это тем, что тут ошибка писца. А что это могло случиться, и что и у Иоанна написан был третий час, а не шестой, как теперь, это видно из следующего. Три евангелиста, Матфей, Марк и Лука, согласно говорят, что от часа шестого настала тьма по всей земле до часа девятого. Очевидно, Господь наш был распят прежде шестого часа, до наступления тьмы, именно: около третьего часа, как заметил Марк, а равно и Иоанн, хотя ошибка писцов гамму переменила в начертание еписимона. Так разрешают это несогласие. Другие же говорят, что Марк ясно и несомненно означил час приговора о распятии Господа. Ибо говорится, что судьи распяли и казнили, с того времени, в которое они произнесли приговор, потому что на словах он получил силу наказания и смерти. Посему Марк говорит, что Он распят в третий час, в тот, в который Пилат произнес приговор. А как Марк замечает время приговора, то Иоанн записал час, в который распяли Господа. Притом, смотри, сколь многое совершено между приговором Пилата о распятии и тем часом, в который Господь восшел на крест. Отпустив Варавву, он бичевал Иисуса и решительно предал Его на распятие; ибо отпущение Вараввы было осуждением Господа. Воины насмехаются. И смотри, сколько времени пошло бы на продолжительное осмеяние. Пилат вывел Его, беседовал с иудеями; опять входит и судит Иисуса; опять выходит и разговаривает с иудеями. Все это могло занять время от третьего часа до шестого. Посему Иоанн, с точностью изложивший это, как следивший за всем, упоминает о шестом часе, когда Пилат предал совершенно, «чтобы был распят», уже не беседуя с иудеями, они осуждая Иисуса, но произнесши окончательное решение о Нем. Если кто скажет для чего, еще около третьего часа произнесши приговор о распятии, опять хотел отпустить Его? Во-первых, пусть знает таковой, что, принужденный толпой, он произнес приговор; потом смущен был сном жены, ибо она предостерегала его: «Не делай ничего Праведнику Тому» (Мф. 27:19). При всем этом заметь, как выразился Иоанн: «Был час шестый». Не сказал утвердительно «было шесть часов», но как бы нерешительно и не с уверенностью — «час шестый». Посему нисколько не должно быть важно для нас, что евангелисты, по-видимому, не совершенно согласны друг с другом, если даже допустим это разногласие. Ибо смотри, не все ли они сказали, что Иисус был распят; а что о часе говорят: один, что это был третий, а другой — шестой, то вредит ли это сколько-нибудь истине? Но весьма достаточно доказано, что разногласия даже и нет.

И сказал: Пилат Иудеям: се, Царь ваш!

  Мы много раз говорили, что Пилат более слаб и боязлив, чем злостен. Вот и теперь, смотри: делу он придает вид исследования и суда, а во всем действует слабо. «Се, — говорит, — Царь ваш»: ни Иисуса не осуждает, ни иудеев прямо не обличает, но как бы прикровенно упрекает их в клевете. «Вот, — говорит, — какого человека вы оговариваете в домогательстве царства над вами, человека бедного и не думающего искать этого. Обвинение ложное. Ибо, что у Него свойственного похитителю власти? Воины? Богатство? Благородство? «Се Царь ваш». Что пользы, если вы убьете Его, Человека, Который не может причинить ни малейшего вреда?» Так говорит Пилат, но без настойчивости и твердости, и без борьбы за истину.

Ин.19:15. Но они закричали: возьми, возьми, распни Его!

  А они говорят: «Возьми, возьми, распни»; вынуждают и требуют креста, потому что желают придать Христу дурную славу. Ибо такая смерть была самою позорною и проклятою, как сказано: «Проклят всякий повешенный на дереве» (Втор. 21:23). А не знали они, что как древом было падение, так древом будет и исправление.

  Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.

  Примечай и то, как они сами заявляют, что у них нет иного царя, кроме кесаря, и через то сами добровольно подчиняются власти римлян и отторгаются от Царства Божия. Посему и Бог предал их римлянам, которых они сами назвали царями, отрекшись от Промышления и Покровительства Божия.

Ин.19:16. Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.

  «Тогда, наконец, он предал Его им». Безумный! надлежало бы исследовать, мог ли Он действительно присвоить Себе царскую власть, а ты предаешь Его, уступаешь по страху и заканчиваешь суд образом, недостойным мужа.

Ин.19:17. И, неся крест Свой, Он вышел

  Так как они прикосновение ко крестному древу считали делом бесчестным, то на Него, как уже осужденного и проклятого, и возлагают проклятое древо. Примечай и то, что это совершается согласно с ветхозаветным прообразом. Как там Исаак, неся дрова, шел на заклание, так и здесь Господь идет, неся Крест, и, как бы воин какой, несет оружие, коим ниспровергает своего противника. Что Исаак служил образом Господа, это ясно. Исаак — значит смех или радость. Кто же иной соделался нашею радостью, как не Тот, Кто чрез Ангела при самом зачатии подал естеству человеческому радость? Ибо благовестие, которое услышала Дева, приняло все естество человеческое. Отец Исаака Авраам — значит отец многих народов и есть образ Бога всех, который есть Отец иудеев и язычников, по благоволению и определению Которого Сын Его несет крест. Только в Ветхом Завете дело ограничивалось произволением отца, так как то было прообразованием, а здесь исполнилось на самом деле, потому что это была истина. Может быть и еще сходство. Как там Исаак был отпущен, а заклан агнец, так и здесь Божеское естество пребыло бесстрастно, а заклано человеческое естество, которое и называется Агнцем, как рождение заблудшей овцы — Адама. Как же другой евангелист (Мк. 15:21) говорит, что «нести Крест заставили Симона»? Было то и другое. В начале Господь пошел, Сам неся Крест, так как этим древом все гнушались и не позволяли себе даже прикоснуться к нему, А когда вышли, встретили Симона, идущего с поля, и тогда древо это возложили на него.

на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа;

  Место сие назвали «Лобное место», ибо хранилась молва, что тут погребен Адам, дабы, где было начало смерти, там же совершилось и упразднение ее. Ибо есть предание церковное, что по изгнании человека из рая первым жилищем его была Иудея, данная ему в утешение после райского блаженства, как страна лучшая и обильнейшая всех прочих. Она-то первая приняла и мертвого человека. Люди того времени, удивленные мертвым лбом, сняли с него кожу и зарыли его тут, и от него дали название сему месту. А после потопа Ной передал всем сказание об этом. Посему и Господь принимает смерть там, где источник смерти, дабы иссушить оный.

Ин.19:18. Там распяли Его и с Ним двух других, по ту и другую сторону, а посреди Иисуса.

  Распинают с Ним и двух других. Иудеи желали этим пустить дурную молву, будто и Он разбойник. Между тем невольно исполняют этим пророчество, которое говорит: «И к злодеям причтен был» (Ис.53:12). Примечай же Премудрость Божию, как Она обратила к славе Господа то, что они делали к бесчестию Его. Ибо Он на самом Кресте спас разбойника, что не менее чудно, и еще более доказывает Божество Его. Ибо прославился один только Он, хотя вместе с Ним распяты были и другие. Этого не сделалось бы, если бы Он был виновен и нарушитель закона, но не был Сам выше закона и Судиею беззаконных.

Ин.19:19. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.

  Пилат пишет титло на кресте, то есть вину, надпись, объявление. В надписи обозначалось, чей крест. Итак, Пилат делает эту надпись, с одной стороны, для того, чтобы отмстить иудеям за то, что они не послушались его, и показать злобу их, по которой они восстали против своего собственного царя, а с другой, для того, чтобы защитить славу Христа. Они распяли Его с разбойниками, желая обесчестить имя Его.

Ин.19:20. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.

  Пилат объявляет, что Он был не разбойник, но Царь их, и это объявляет не на одном, но на трех языках. Ибо естественно было предполагать, что по причине праздника с иудеями пришло много и язычников. Выше и евангелист (Ин.12:20-21) упоминает о некоторых эллинах, пришедших видеть Иисуса. Итак, чтобы все знали о неистовстве иудеев, Пилат возвестил о нем на всех языках. Надпись, сделанная на трех языках, дает намек и на нечто высшее, а именно: показывает, что Господь есть Царь любомудрия деятельного, естественного и богословского. Римские буквы служат образом деятельного любомудрия, ибо власть римлян самая мужественная и деятельная в деле военном; греческие — образ любомудрия естественного, ибо греки занимались изучением природы; еврейские — богословского, ибо евреям вверено Богопознание. Итак, слава Тому, Кто чрез Крест явил Себя имеющим такое Царство, Кто и мир победил, и нашу деятельность укрепил, и подает познание природы, и чрез оное вводит во внутреннейшее завесы, в Собственное знание и созерцание, то есть богословие.

Ин.19:25. При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.

  Почему Мария Клеопова называется сестрою Матери Его, тогда как Иоаким не имел другого чада? Клеопа был брат Иосифу. Когда Клеопа умер бездетным, то, по сказанию некоторых, Иосиф жену его взял за себя и родил брату детей. Одна из них — упоминаемая теперь Мария. Она называется сестрою Богородицы, то есть родственницею. Ибо Писание имеет обыкновение называть сродников братьями. Например, Исаак говорит о Ревекке, что она сестра ему, хотя она была женою его. Так и здесь мнимая дочь Клеопы называется сестрою Богородицы по родству. В евангелиях являются четыре Марии: одна — Богородица, которую называют Матерь Иакова и Иосии, ибо они были дети Иосифа, родившиеся от первой его жены, может быть, жены Клеоповой. Богородица называется Матерью их, как мачеха, ибо Ее считали женою Иосифа. Другая — Магдалина, из которой Господь выгнал семь бесов; третья — Клеопова, и четвертая — сестра Лазаря.

Ин.19:26. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.

  Он печется о Матери, научая нас до последнего издыхания прилагать всякое попечение о родителях. И смотри, тогда как тут находятся и другие жены, Он заботится об одной только Матери. Ибо на родителей, препятствующих в деле богопочтения, не должно обращать внимания, а о таких, которые не препятствуют, нужно всячески заботиться. Так и Он, поелику Сам отходит от жизни, и Матери естественно было скорбеть и искать покровительства, поручает попечение о Ней ученику. Евангелист скрывает свое имя по скромности. Ибо если бы он хотел хвалиться, то представил бы и причину, по которой был любим, и, вероятно, она была какая-нибудь великая и дивная. Ах! как Он почтил ученика, делая его Своим братом. Так хорошо пребывание со Христом страждущим, ибо оно приводит в братство с Ним. Подивись, как Он на Кресте все творит без смущения, заботится о Матери, исполняет пророчества, отверзает разбойнику рай, между тем как прежде распятия испытывает душевное томление, источает пот. Ясно, что последнее принадлежит человеческому естеству, а первое — силе Божеской. Да посрамятся Маркион и все прочие, пустословившие, будто Господь явился миру призрачно. Ибо если Он не родился и не имел Матери, то для чего Он прилагает о Ней столь великое попечение?

Ин.19:27. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.

  Итак, ученик сей взял Марию к себе, ибо Чистая вверена чистому. Смотри, как женский пол тверд в бедах, а мужчины все оставили Господа. Подлинно пришел Тот, Кто слабое укрепляет и уничиженное приемлет.

Ин.19:28. После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.

  «Зная, — говорит, — Иисус, что уже все совершилось», то есть, что не остается ничего неисполненного в плане домостроительства Божия. Так свободна была смерть Его. Ибо кончина для тела Его наступила не прежде, как Сам Он восхотел, и Он восхотел после того, как все исполнил. Посему-то и говорил: «Власть имею положить душу Мою» (Ин. 10:18). «Говорит: жажду», и в этом случае опять исполняет пророчество. Ин.19:30. Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось!

  После напоения Он сказал «совершилось!», то есть и это пророчество со всеми прочими сбылось, ничего не остается, все кончено. Он все творит без смущения и с властью. Это видно из последующего.

И, преклонив главу, предал дух.

  Ибо, когда все совершилось, Он, «преклонив главу», так как она не была пригвождена, «предал дух», то есть испустил последнее дыхание. С нами бывает наоборот: у нас прежде дыхание прекращается, а потом глава преклоняется. Он же прежде преклонил главу, а потом испустил дух. Из всего этого ясно открывается, что Он был Господь смерти и все творил по Своей власти. Господь предал дух Богу и Отцу, чтобы показать, что души святых не остаются в гробницах, но востекают в руки Отца всех, а души грешных низвлекаются в место мучения, то есть в ад.

Ин.19:31. Но как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.

  А те, кои поглощают верблюда, и оцеживают комара (Мф. 23:24), совершив столь великое злодеяние, выказывают особенную заботливость о дне. «Ибо, — говорит, — дабы не оставить на кресте тел, просили Пилата», то есть просили о том, чтобы снять их. Итак, они не хотели являться в день праздника мстителями и убийцами. Иначе: и закон так повелевал, чтобы солнце не заходило во гневе человека (Еф. 4:26). Смотри, как чрез выдумки иудеев исполняются пророчества. Здесь зараз исполняются два пророчества, как далее говорит евангелист.

Ин.19:32. Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.

  Для чего они просят, чтобы перебиты были голени? Для того чтобы, если и останутся живы, были не способны к делу (ибо они были разбойники).

Ин.19:33. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,

Ин.19:34.Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.

  Хотя не сокрушили голеней Иисуса, однако же, в угоду иудеям пронзают Его, и вытекает кровь и вода. И это удивительно. Они думали наругаться и над мертвым телом, но поругание обращается им в чудо. Достойно удивления и то, что из мертвого тела вытекает кровь. Впрочем, иной из недоверчивых скажет, что, вероятно, в теле было еще сколько-нибудь жизненной силы. Но когда и вода вытекла, то чудо непререкаемо. Неспроста это случилось, но потому, что жизнь в Церкви начинается и продолжается посредством сих двух вещей: водою мы рождаемся, а Кровью и Телом питаемся. Итак, когда приступаешь к чаше общения Крови Христовой, так располагай себя, как бы ты пил из самого ребра. Примечай, пожалуй, и то, как посредством прободенного ребра врачуется рана ребра, то есть Евы. Там Адам, уснув, лишился ребра; и здесь Господь, уснув, дает ребро воину. Копье воина есть образ меча, обращающегося и выгоняющего нас из рая (Быт. 3:24). А как все вертящееся не останавливается в своем движении, доколе не ударится обо что-нибудь, то Господь, показывая, что Он остановит тот меч, мечу воина подставляет Свое ребро, чтобы нам ясно было, что как ребро воина, приразившись ребру, остановилось, так и пламенный меч остановится и не будет уже страшить своим вращением и возбранять вход в рай. Да постыдятся ариане, которые в таинстве причащения не присоединяют воды к вину. Ибо они, как кажется, не веруют, что из ребра вытекла и вода, что удивительнее, но веруют, что вытекла одна кровь, и тем уменьшают величие чуда. Ибо кровь показывает, что Распятый — человек, а вода, что Он выше человека, именно, — Бог.

Ин.19:35. И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.

    «Не от других, — говорит, — я слышал, но сам тут был и видел, и истинно свидетельство мое». Справедливо замечает это. Он повествует о поругании, а не о чем-нибудь великом и досточестном, чтобы тебе заподазривать это сказание. «Для того, — говорит, — я подробно описываю это и не скрываю, по-видимому, бесчестное, чтобы вы верили, что все это, несомненно, истинно, а не составлено в чью-нибудь пользу». Ибо кто говорит в чью-нибудь пользу, тот выставляет более славное.

 

 

 Святитель Дмитрий Ростовский предлагает молиться так после этого отрывка:

Святитель Дмитрий Ростовский29 Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку, и наложив на иссоп, поднесли к устам Его.
Вспоминая это, с умилением сердца воскликнем к Нему: «Распятый ради нас, Христос Спаситель наш, сладость наша, напои нас от обилия дома Твоего питием сладости, и когда придешь судить со славою, да насытимся, как явится слава Твоя. Здесь же не презри нас, алчущих и жаждущих, но сподобь нас быть достойными причастниками Пречистых Тайн Тела и Крови, которую Ты за нас пролил, сделай нас достойными и не осужденными во веки веков».
Когда Иисус принял уксус, Он сказал: «Совершилось!». Вспоминая это слово, говори так: «Христос, Спаситель и Искупитель наш! Сделай нас совершенными пред Тобой, чтобы, ходя путем заповедей Твоих, мы были совершенными в добрых делах и услышали бы сей превожделенный призыв: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира»


Данный материал подготовила Татьяна Зайцева
редактор раздела Евангельских групп

 

 Вы можете ответить на вопросы в комментариях

Теги: ,