Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Неделя 5-ая по Пятидесятнице. Исцеление двух Гергесинских бесноватых

Татьяна Зайцева | Воскресенье, Сентябрь 23, 2018

   Евангельское чтение

Евангелие от Матфея, главы 8-9

28. И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем.
29. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас.
30. Вдали же от них паслось большое стадо свиней.
31. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней.
32. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде.
33. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми.
34. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их.
1. Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город.

(Мф.8:28-34; Мф.9:1)

 

   Методический материал

Вопросы на понимание текста

  • Как бесноватые встретили Иисуса?
  • Почему, как вы думаете, свиньи бросились в море?
  • Почему горожане просили Иисуса отойти от пределов их?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях.

   Крейг Кинер. Новый Завет. Культурно-исторический комментарий.

8:28-34 Власть над злыми духами

Не утихают споры по поводу того, почему у Матфея описаны два бесноватых, а у Марка один (см. коммент. к Мк. 5:1—20); высказывают предположение, что Матфей включил второго, поскольку он опустил в своем повествовании случай, описанный в Мк. 1:21-28. Такое удвоение числа персонажей не противоречило еврейским литературным нормам того времени.

Читать дальше

 

8:28. Гробы были ритуально нечистыми и считались излюбленным местом обитания злыхдухов (поверье, вероятно, вполне устраивавшее злых духов). Страна Гергесинская и страна Гадаринская (Мк. 5:1) были населены в основном язычниками, в районе Деся-тиградия, но Гадара была гораздо ближе к Галилейскому морю (Гераза — крупный и красивый город, лежал примерно в 30 милях южнее). Расположенная примерно в 6 милях к юго-востоку от Галилейского моря Га-дара, вероятно, была главным городом на территории, где происходили описываемые события. Проявление насилия еще и поныне воспринимается как связанное с одержимостью злыми духами в тех культурах, где это явление признается.

8:29. «Прежде времени» означает «до Судного дня». Очевидно, даже бесы не ожидали, что Мессия придет дважды, в первое и второе пришествие.

8:30. Евреи составляли незначительную часть населения этого региона; поэтому здесь было так много свиней. 

8:31. Из древних рассказов о бесах явствует, что, прежде чем покинуть человека, которым они овладели, они требовали для себя наиболее благоприятных условий. Услышав, что бесы захотели вселиться в нечистых животных — свиней, бывшие там евреи, вероятно, воскликнули: «Ну, конечно же!» 8:32. По еврейским преданиям, бесы могли умереть или быть связанными; поскольку Матфей не говорит, что с ними произошло что-то иное, его читатели могли предположить, что бесы были уничтожены или заключены в темницу.

8:33,34. Известные ветхозаветные истории о чудесах Илии и Елисея позволяли евреям причислять некоторых чудотворцев к «пророкам», но греки обычно относили чудотворцев к волшебникам или колдунам. Поскольку волшебники и колдуны обычно отличались злобностью и недоброжелательностью, а приход Иисуса уже принес языч-никам большие убытки (Он потопил много свиней), то они, естественно, боялись Его.

9:1-8 Власть прощать и исцелять

Истории часто передавались в сокращенном виде; пересказывая историю о расслабленном из Евангелия от Марка (см. коммент. к Мк. 2:1 — 12), Матфей опускает эпизод о разборке кровли дома.

9:1,2. Под постелью здесь понимается подстилка; таким образом, друзья парализованного, вероятно, принесли его на подстилке, на которой он лежал постоянно. «Свой город» — очевидно, Капернаум (4:13).


Вопросы для индивидуальных размышлений

  • Как(когда, в каких ситуациях) я позволяю бесам влиять на меня, управлять мною (не проявляю свою волю)?
  • Как проявляется это влияние?
  • Когда (в каких ситуациях) я выбираю «свиней», а не Господа (исцеление)?
  • Что становится «свиньями» для меня?
  • Как я могу обратиться к Господу в ситуации, когда меня «несет» и я не могу себя контролировать?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях.


    Толкования

    Протоиерей Всеволод Шпиллер. Проповедь в неделю 5-ую по Пятидесятнице

Протоиерей Всеволод ШпиллерВо имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

В прошлое воскресенье Церковь нас поставила перед образом глубочайшего смирения и благоговения римского сотника, в глубине каковых — благоговения и смирения — родилась вера, о которой Сам Спаситель сказал, что Он удивлён. Он удивился: найдет ли Он среди своих, среди Израиля, такую веру, какую Он нашёл у этого язычника. Из глубины этого благоговения и смирения, в которой родилась такая вера, сотник отказал Спасителю, хотевшему придти к нему в дом, чтобы исцелить его отрока: «Я недостоин, чтобы Ты вошёл ко мне в дом». Именно это глубокое сознание своей греховности в нём, благоговение к святости, к той святыне, силою которой Спаситель обладал, именно это говорило в нём. А два дня тому назад, когда мы с вами праздновали память святых апостолов первоверховных Петра и Павла, мне довелось вам говорить о том, как ещё раз Спаситель услышал: «Уйди, я недостоин быть около Тебя, уйди, я — грешный человек». Это сказал апостол Пётр. Опять было явлено чудо, и оно именно и побудило апостола Петра сказать: «Я такой грешный, недостоин быть около обладающего такою силою Божественной, какой обладаешь Ты — Христос». 

Читать дальше

 

Но вот сегодня мы стоим перед образом совершенно другим. Опять Спасителя просят: «Уйди от нас! Не хотим, чтобы Ты здесь был!» Но эти слова уже произносят гергесинцы не из глубины какого-нибудь благоговения перед чудом, которое на их глазах совершилось — исцеление двух бесноватых — не из смирения, а совсем из других побуждений. Евангельский рассказ об исцелении двух бесноватых в гергесинской земле нам рисует, как вышедшие гергесинцы увидели, что тонут их свиньи, в которых вошли бесы, выйдя из этих двух людей, исцелённых Спасителем. Когда мы читаем этот рассказ или слышим его, как сегодня в евангельском чтении, то для нас ясно, что перед гергесинцами стоял хоть и ложный, но серьёзный вопрос: или Ты со своею Божественною силою, творящей, конечно, только добро людям (Ты исцелил двух неисцелимо больных, одержимых бесами), или свиньи, в которых ушли эти бесы (ушли, кстати сказать, по собственному желанию). Тут другое. Тут — нежелание принять эту святыню, потому что ещё неизвестно: а как эта сила, которая явлена была Христом, относится ко всем тем материальным ценностям, которые так гергесинцами ценились… Ведь это свиное стадо было не простым — этим гергесинцы жили, это было средство их жизни. И вот, его нет!.. Да, два бесноватых действительно, спасены, исцелены. Огромное чудо совершилось. Но что такое человек, когда стадо свиное сверзлось с обрыва в море и там утонуло? Не человек нам так уж ценен и нужен. «Мы уж потерпели бы их больными, и хотя они делали очень много вреда нам, но всё равно, мы бы как-нибудь оградили себя от них. А свиней-то нет!..»

Мы с вами осуждаем гергесинцев, мы не бываем заодно с ними. Но между тем, нам это только кажется. На самом же деле современные люди, всё современное цивилизованное человечество, весь цивилизованный Запад, гораздо чаще бывает подобен гергесинцам, чем он думает. Гораздо чаще перед современным человеком стоит тот же вопрос: что в этой жизни наиболее ценно? То, что мне даёт доход какой-то, и я могу как-то жить, или какие-то духовные ценности, которые могут быть заключены, скажем, в человеке? Человека нужно поставить на первое место? Гораздо чаще, чем они думают, теперь люди бывают похожи на герегесинцев. Этот дух — страшный! Это дух, который губит все настоящие духовные ценности, и жизнь превращается Бог знает во что именно поэтому…

В сущности говоря, жизнь очень часто превращается в это оберегание свиного стада. У каждого есть какая-то своя свинка, которую он бережёт больше всего на свете. Сейчас это бывает так часто! И так часто в нашей жизни господствует гергесинский дух, изгнавший Христа. Правда, надо сказать, гергесинцы довольно вежливо Его изгнали. Никто не кричал «Убирайся вон», а вежливо попросили: «Уйди от нас!» И как в сегодняшнем Евангелии мы слышали, Он сел в лодку и удалился, предоставив их своей судьбе. Они выбрали, таким образом, жизнь без Бога, без Христа, жизнь без всего того добра, которое творит Божия сила здесь, на земле. Да хранит всех нас Господь от этого страшного гергесинского духа, который настоящие ценности подменяет ненастоящими.

Никогда Христос не лишал людей материальных их благ и возможности существовать как-то. Христос ведь сказал: «Ищите прежде Царства Божьего, а всё остальное приложится вам». Приложится, непременно приложится, но Царства Божьего и правды Его ищите! Вот что хотел и хочет Христос, вот Его предложение, указание людям, как надо жить. Но как редко бывает в современном обществе, в том, которое считает себя даже христианским иногда, что человек ищет прежде всего Царства Божьего, и как часто человек обладаем оказывается этим гергесинским духом!

Повторяю: да сохранит нас Господь от него, чтобы прожить жизнь по-настоящему человеческую, жизнь во Христе, с Богом и с той силой Божественной, которая даёт людям всё самое лучшее, что может быть, все самые большие ценности. Аминь.


    Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из Слова Божия (книга)

(Рим. 10, 1-10; Мф. 8, 28-9, 1)Феофан Затворник

Гадаринцы видели дивное чудо Господне, явленное в изгнании легиона бесов и, однако же, всем городом вышли и молили Господа, «чтобы Он отошел от пределов их». Не видно, чтобы они враждебно относились к Нему, но не видно и веры. Их объяло какое-то неопределенное страхование, по которому они желали только: иди мимо, куда знаешь, только нас не касайся. Это настоящий образ людей, которые мирно в имениях своих живут. Сложился около них порядок вещей не неблагоприятный; они привыкли к нему, ни помышлений, ни потребности нет, чтобы изменить, или отменить что, и боятся они сделать какой-либо новый шаг. Чувствуя, однако, что если придет повеление свыше, то страх Божий и совесть заставят их отказаться от старого и принять новое, — они всячески избегают случаев, могущих довести их до таких убеждений, чтоб прикрываясь неведением, жить покойно в старых привычках. Таковы те, которые боятся читать Евангелие и отеческие книги, и заводить беседу о духовных вещах, из опасения растревожить свою совесть, которая пробудившись начнет понуждать одно бросить, другое принять.

   Схиархимандрит Авраам Рейдман. О действии в нас страстей

Схиархимадрит Авраам (Рейдман)В сегодняшнем Евангельском чтении говорится об исцелении двух бесноватых. Прежде всего мы должны, конечно же, изумиться Божественной силе Всемогущего Господа нашего Иисуса Христа, исцелившего этих двух безумных людей, одержимых демонами до такой степени, что они лишились рассудка. Но, кроме того, действительные события и совершенные Господом чудеса, описанные в Евангелии, имеют такую силу, что прообразуют собой нашу внутреннюю жизнь, и мы безо всякой натяжки можем уподобить их тому, что происходит у нас в душе. 

Читать дальше

 

Конечно, беснование и одержимость человека страстями – понятия разные, если рассматривать их в прямом значении. Страстность – это состояние, при котором те же самые демоны овладевают человеком при помощи своих внушений, входя в него не самим своим существом, как это бывает при бесновании, а своими действиями, непостижимыми для нас, но по их результату вполне очевидными. Демоны влияют на человека так, что делают его еще более невменяемым, чем даже при настоящем, действительном бесновании. Представим себе человека, опьяненного алкоголем, не владеющего собой, совершающего безумные поступки. Иногда в этом страшном состоянии, как известно, люди даже убивают своих близких, а потом, придя в себя, ужасаются от того, что они совершили. То же самое происходит с человеком под действием любой другой страсти. Иногда опьянение страстью, грехом длится не несколько часов или день, как это бывает с тем, кто находится под сильным действием алкоголя, но многие дни, месяцы и годы, и человек совершенно не понимает, что он делает. Здесь нет преувеличения. Сребролюбивый готов по страсти, ради наживы, даже пойти на убийство, что мы сейчас, к сожалению и ужасу своему, часто видим. Развращенный человек не останавливается ни перед чем и, как безумный, ищет возможности бесконечно удовлетворять свое сладострастие, хотя сама плоть его уже не выдерживает такого образа жизни. Можно было бы привести, наверное, бесчисленное множество примеров того, как люди под действием страстей ведут себя еще более безумно, чем настоящие бесноватые.

 Мы можем смело провести аналогию и увидеть в двух евангельских бесноватых самих себя: мы подобно им не владеем собой, страсти делают нас такими свирепыми, что порой с нами и общаться никто не хочет и даже близкие нас избегают. Не буду говорить о людях, в которых какая-нибудь страсть действует особенно сильно, а приведу обыкновенный пример. Мы знаем, что у наших близких друзей, c которыми мы постоянно общаемся, есть какие-либо слабости. Допустим, один из них не терпит никакого прекословия, когда разговор заходит на определенную тему. Ради дружбы мы стараемся избегать этой темы, и если нечаянно коснемся ее, то сразу умолкаем, снисходя к своему другу желая избежать ссоры. Именно это можно сравнить с тем состоянием, которое описано в сегодняшнем Евангельском чтении. Когда Господь наш Иисус Христос «прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем» (ст. 28). Эта самая «свирепость», или, как сказано по-славянски, «лютость», и заставляет нас обходить острые углы в общении друг с другом. Наши друзья, хотя мы этого и не замечаем, также проявляют снисходительность к нам, избегают общения с нами, когда, может быть и не понимая нашего состояния и не умея объяснить его, по опыту чувствуют, что с нами что-то происходит, и стараются не задевать там, где проявляются какие-то наши страсти, доставляющие и им неприятности. Вот это и есть внутренняя свирепость каждого страстного человека.

О бесноватых сказано, что они вышли из гробов, по-славянски «от гроб исходяща». Это также можно отнести к нашему душевному состоянию, ибо мы, одержимые страстями и от действия их как бы бесноватые, живем в неком духовном омертвении, словно в гробовых пещерах. Мы как мертвые, потому что в нас нет ничего живого, духовного, у нас нет никаких добродетелей, мы пустые и постоянно испытываем в душе своей сухость. «И вот, они закричали: что тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас» (ст. 29). Так и мы чувствуем, что с нами происходит нечто странное, когда люди, которым мы вверили себя для спасения своей души, понуждают нас к жизни по Евангелию либо мы сами понуждаем себя бороться со страстями, отсекать греховные помыслы и таким образом исполнять заповеди. От этого, казалось бы, благого дела, понуждения себя к жизни по Евангелию, от приближения к нам Господа Иисуса Христа, Сына Божиего в Его заповедях, мы испытываем мучение. Нашу душу, а иногда даже и плоть, охватывает невыносимая мука, и хотя мы не смеем сами сказать так, но чувства наши говорят: «Пришел Ты сюда прежде времени мучить нас». Понуждение себя к жизни по Евангелию или исполнение той или иной евангельской добродетели кажется нам преждевременным, мучительным и ненужным. Но на самом деле из дальнейшего евангельского повествования мы можем понять, что это не мы сами кричим и возмущаемся тем, что нас как будто истязают понуждением к исполнению Евангелия, а вопиют наши страсти, которые не терпят приближения Спасителя. Они стараются скрыться и обманывают нас самих таким образом, чтобы мы подумали, что все это не есть действие бесовское в нас, но так ведет себя само наше естество, мы сами, иначе говоря, наша сущность, личность противится и мучается от приближения к нам благодати Божией в учении Христовом, в учении евангельском. Когда мучение становится для нас невыносимым, мы желаем, чтобы нас освободили от этого бремени, чтобы нам позволили вести образ жизни свободный, животный. Я сказал так потому, что любые страсти, даже гордость, как говорят отцы, есть страсти плотские, дух же по природе своей подобен Богу. Когда человек увлекается жизнью телесной, плотской, тогда в нем возникают все страсти. Вот почему и гордость можно совершенно справедливо назвать страстью плотской. Когда мы ищем «свободы», мы тоже уподобляемся евангельским бесноватым и находящимся в них демонам.

«Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней» (ст. 30–31). Когда мы чувствуем, что не можем вести строгий, евангельский образ жизни, что это для нас мучительно трудно, невыносимо тяжело, то мы хотим «свободы», хотим, как сказано здесь в Евангелии, свинской жизни, но это невозможно, потому что за обретением этой как будто бы свободы следует наша гибель. «И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде» (ст. 32). Тому, кто по немощи своей вел когда-то греховный образ жизни, но потом пришел ко Христу, все прощается. Но тот, кто, уже придя ко Христу, отвращается от Него и ищет скотской свободы, безусловно, погибнет, подобно этому стаду свиней. «Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их» (ст. 33–34). Здесь мы видим уже не приточный, а действительный пример того, как люди, одержимые страстями, повели себя еще хуже, чем бесноватые. Даже демоны из уст бесноватых просили только о том, чтобы им позволили войти в стадо свиное, а эти люди дерзают просить Спасителя уйти от них. В изложении евангелиста Матфея опущен один момент, о котором упоминают другие евангелисты. Из их повествований известно, что люди, увидевшие бесноватых исцеленными, весьма удивлялись, потому что те, которые только что кричали: «Зачем Ты прежде времени пришел мучить нас?», – теперь сидели у Его ног и не хотели с Ним разлучиться. Только по Его приказанию они пошли в город и стали проповедовать о сотворенном с ними чуде, о милости Божией, чтобы учение Господа Иисуса Христа и слава Его распространялись и там, несмотря на упрямство и противление жителей.

Два человека стали учениками Спасителя, а весь город воспротивился, можно сказать, возненавидел Господа и пожелал Его удаления.

Поэтому мы, когда в нас происходит внутренняя борьба, не должны смотреть на большинство, не должны оглядываться на всех. Заблуждающихся людей так много, что можно считать, что это почти все люди. Недаром и святые отцы, и само Евангелие противопоставляют истинно верующим весь мир, то есть совокупность всех людей, – вот как много заблуждающихся. О спасающихся же Господь говорит: «Не бойся, малое стадо!» (Лк. 12, 32). Итак, мы не должны следовать за всеми, не должны думать, что, живя как все, мы можем спастись, потому что мир, пусть не так явно и откровенно, как гадаринские жители, но, тем не менее, изгоняет Господа Иисуса Христа, не желая слышать Его проповеди, не желая исцелиться и очиститься, желая спокойно пребывать в своем греховном состоянии. Противопоставление, сделанное в Евангелии, весьма характерно и для нашей жизни. Это противопоставление немногих исцеленных и очень многих, либо совершенно и откровенно не желающих принять учение Спасителя, то есть неверующих, либо верующих формально, но не имеющих желания жить по Евангелию. И мы, находясь в меньшинстве, не должны удивляться и смущаться тем, что раньше, когда мы были как все, нам было покойно и хорошо, нас не бороли страсти, не изнуряли всевозможные скорби и искушения, потому что, пребывая с Господом, несмотря на мучения, которые доставляет нам понуждение себя к христоподобной жизни, мы имеем надежду на исцеление и обязательно исцелимся, если претерпим до конца. Если мы уйдем от Спасителя, ища скотоподобной свободы, то погибнем в море греха, подобно тем свиньям; если изберем как будто бы приличный и обыкновенный образ жизни, то, несмотря на внешнее спокойствие и благообразность, удалим себя от Иисуса Христа и спасение наше станет почти невозможным.

Конечно, в Евангелии описаны действительные события, и уподобление их нашей внутренней, нравственной жизни нисколько не должно умалять силу и значение прямого, буквального смысла повествования Евангелия. Наоборот, нам нужно, взирая на это чудо исцеления двух бесноватых, понимать и помнить, что Господь наш Иисус Христос, Всемогущий Господь, исцеливший двух бесноватых, живших в гробах, таких лютых, что никто не мог пройти тем путем, может и нас исцелить, – какими бы мы ни были страстными, какими бы мы ни были погибшими и каким бы затруднительным ни казалось нам наше душевное очищение. Но для этого нам нужно прибегнуть к Господу, подобно евангельским бесноватым, и не отходить от Него, несмотря на мучительную борьбу, тогда Господь сотворит с нами подобное чудо и хотя не в одно мгновение, но все же очистит и освободит нас от действия страстей, которые, по учению святых отцов, суть демоны. Очищенные и свободные, мы будем готовы к истинному служению Богу и радостному, сопровождаемому надеждой, переходу в вечную жизнь.

23 июля 2000 года


   Митрополит Антоний Сурожский. Проповедь в неделю 5-ую по Пятидесятнице. Исцеление двух Гергесинских бесноватых

Митрополит Антоний СурожскийCегодняшнее евангельское чтение часто вызывает недоумение. Что все это значит? Почему все это так сложно? И что обозначают различные события этого рассказа, который граничит с притчей — потому что, кроме его непосредственного значения как спасительного случая в жизни двух несчастных людей, он имеет еще отражение в сознании других людей именно через те свойства и черты, которые и вызывают недоумение.

Два человека представлены здесь: два человека с помраченным умом, два человека обезумевшего сердца, загнанные в свою собственную тьму, ушедшие от людей жить в гробах, в пещерах погребальных, в область такую же темную, как потухшие их сердца, в область мертвости, где жизни нет, где нет радости, где нет любви — два человека, вырывающиеся из этой области только для того, чтобы принести страх и боль проходящим мимо. И вокруг них — население, которое отозвалось на их внутреннюю трагедию и страшность их жизни отвержением. Старались сначала их схватить и сковать в цепи, но они оказались сильнее цепей. И тогда им дали уйти в эту область одиночества, оставленности, гробовой тишины и тьмы.

Читать дальше

 

И вот мимо них проходит Христос; и эти люди, встречая Его, ставят Ему вопрос, который как будто оправдывает всю человеческую ненависть, все человеческое отчуждение, которое излилось на них; они, встречая Христа, говорят: Что нам и Тебе? Что между Тобой и нами общего? Зачем ты пришел нас мучить до времени?.. И слышавшие это могли, по своей справедливости, на это ответить: Вот видишь, Господи, это люди, которые в Тебе признают Бога и Господа — и отрицают, что между Тобой и ними есть что-либо общее, люди, которые от Тебя Самого как Бога отрекаются; разве мы не правы были изгнать, исключить их, стать им чужими — разве они не чужды всякому, кто не отрекается от Бога?

А дальше обнаружилось нечто другое. Не в сегодняшнем чтении, но в другом месте Евангелия нам приводятся слова Спасителя: Он не спутал человека с одержащим его злом. Он сумел не только Божественной благодатью Своей, зрением Божиим увидеть это, но опытностью и любовью человеческой Он сумел различить человека-жертву от человеконенавистника дьявола, который овладел им. Он задает вопрос: «Кое ти имя» — как имя твоему полчищу темному, помрачающему полку смерти, который сделал этих людей как будто заживо мертвыми для вечной жизни и, во всяком случае, для жизни временной?.. И бесы отвечают: «Легион!» — и молят Его не возвращать их в страшную бездну, а дать им еще время. И Христос по их просьбе посылает их в свиное стадо.

Это первое, что нас приводит в недоумение: почему Христос не заковал их в бездне? Почему Он склонился к их просьбе? — Потому что, исполняя эту их просьбу, Он знал, что откроет нечто людям вокруг, которые будут способны что-то понять. Свиньи для еврейского народа значили скверну, евреи не прикасались к ним, они их не пасли; и вот, посылая бесов в стадо свиное, Христос воочию показал, к какой области принадлежит бес, к какой области принадлежит зло — к области того, что скверно, к чему нельзя прикоснуться, что надо держать вдали от себя: не человека, а скверну.

А второе, что случилось, также ясно показывает людям воочию, что бывает, когда охватит человека зло. Это стадо с крутизны поверглось в море. Море в Ветхом Завете и в Новом Завете — так ясно это видно в рассказе об Ионе — это бездна, это та глубина, из которой нет возврата, это погибель, и погибель безвозвратная. Люди, которые были вокруг, все это могли видеть, могли понять, что эти два человека, которых они отвергли и прокляли и удалили от себя, потому что они были бесами в их глазах, на самом деле были жертвами зла, несчастными, которых надо было любовью и Божественной силой освободить. Они воочию увидели, к какой области принадлежит зло и куда это зло ведет: в безвозвратную погибель, в бездну.

И что мы видим в этом рассказе и в другом, который дополняет его? Мы видим, что люди из всех сел пришли и удивлялись, как это бесноватые сидят тихие, с умом просветленным, с озаренным сердцем, с новой жизнью перед ними, как земной, так и небесной, у ног Христа, из благодарности за спасение и освобождение готовые последовать за Ним, куда бы Он ни пошел. И испугались люди…

Испугались, как так часто, и раньше и теперь, люди пугаются Бога: Если Он останется посреди нас — что будет? Погибнет все наше имущество? Вторгнется в нашу жизнь новый закон Божий, который не оставляет стоять ничто земное в скверном, темном, жестоком порядке нашей земли, каким мы его создаем?.. А спасения этих двух людей почти не заметили перед лицом того, какой ценой для них эти люди спаслись; и обернулись ко Христу, и стали Его просить, чтобы Он ушел из их пределов.

Как нередко бывает, что в человеческом обществе, в семье, в любой обстановке нам невыносим этот Божественный закон, который прозревает зло — и не ненавидит человека; освобождает пленного от его уз — и любит несчастного до последней жертвы! Вдумаемся в этот случай жизни Христовой, который, словно притча, раскрывает нам одну глубину за другой, и не только постараемся понять мыслью, но поймем сердцем, поймем жизнью, и тогда, может быть, — не сегодня, а когда-нибудь позже — мы не скажем вошедшему в чью-то жизнь — а через него и в нашу — Христу: «Отойди, мне страшно!». Аминь.

 

Данный материал подготовила
Татьяна Зайцева редактор раздела Евангельских групп

 

    Вы можете ответить на вопросы  в комментариях
Теги: , , , , ,
  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1585818751715307/ Протоиерей Сергий Шерман

    Как я могу обратиться к Господу в ситуации, когда меня «несет» и я не могу себя контролировать? Скорее всего словами вспоминаемых бесноватых: «что Тебе до меня, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить меня.»