Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Неделя 4-ая Великого Поста. Преподобного Иоанна Лествичника. Якорь нашей надежды

Татьяна Зайцева | Воскресенье, Декабрь 16, 2018

  Апостольское чтение

Послание к Евреям, глава 6

На церковнославянском языке

13 [Зач. 314.] Авраáму бо обѣтовáя Бóгъ,понéже ни еди́нѣмъ имя́ше бóлшимъ кля́тися,кля́т­ся собóю,

14 глагóля: во­и́стин­ну благословя́ благословлю́ тя и умножáя умнóжу тя́.

15 И тáко долготерпѣ́въ, получи́ обѣтовáнiе.

16 Человѣ́цы бо бóлшимъ кленýт­ся, и вся́кому и́хъ прекослóвiю кончи́на во извѣщéнiе кля́тва [éсть].

17 Въ нéмже ли́шше хотя́ Бóгъ показáти наслѣ́дникомъ обѣтовáнiя непрелóжное совѣ́та сво­егó, ходáтай­ст­вова кля́твою:

18 да двѣмá вéщьми непрелóжными, въ ни́хже невоз­мóжно солгáти Бóгу, крѣ́пкое утѣшéнiе и́мамы при­­бѣ́гшiи я́тися за предлежáщее уповáнiе,

19 éже áки кóтву и́мамы души́, твéрду же и извѣ́стну, и входя́щую во внýтрен­нѣйшее завѣ́сы,

20 идѣ́же Предтéча о нáсъ вни́де Иисýсъ, по чи́ну Мелхиседéкову первосвящéн­никъ бы́въ во вѣ́ки.

(Евр. 6:13-20)

На русском языке

13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,

14 говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.

15 И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.

16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.

17 Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,

18 дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,

19 которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу,

20 куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

 

 

_____

ornament1

Ответьте на вопросы

  • Что сказано о Христе, как о Первосвященнике?
  • Что здесь говорится о первосвященнике как таковом?
  • Что здесь говорится о нас?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 

 

 

  Толкования

   Схиархимандрит Авраам Рейдман. Проповедь в неделю 4-ую Великого поста. Якорь нашей надежды

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)    Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святой апостол Павел говорит: «Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя» (ст. 13–14). Этими словами апостол Павел напоминает нам о том, как Господь Самим Собой поклялся Аврааму, что от него произойдет праведный Исаак (Аврааму в то время было сто лет, а его супруге Сарре — девяносто).

Читать дальше

   Авраам принес в жертву Богу единородного возлюбленного сына, про которого и дано было ему обетование (см.Евр. 11:17–19), — принес не на деле, но внутренне, своим произволением, и он на самом деле заклал бы Исаака, если бы его не остановил ангел Божий. После этого Бог обещал, что от Авраама произойдет великий народ.

   Мы видим это сбывшимся сейчас, а в то время Авраам был странником в земле обетованной и тогда казалось немыслимым, что от него произойдет израильский богоизбранный народ, от одного человека — миллионы. Это сбылось, потому что по вере Авраам стал отцом многих народов, а вернее — единого народа, нового Израиля, то есть всех православно верующих, где бы они ни жили и на каком бы языке ни говорили. Ведь язык — не только звучание слов, но и единство понятий, единое отношение к действительности. И это единое евангельское отношение к действительности через Откровение дано всем людям, исповедующим Христа, на каких бы языках они ни говорили.

   Апостол Павел, желая уверить нас в том, что если Господь что-то обещал, то это обязательно исполнится, приводит нам этот пример, чтобы и мы, подобно Аврааму, ждали исполнения обетования. Если Бог клялся Самим Собою, значит, клятвы Своей не нарушит, потому что нет большего, чем Он мог бы поклясться.

   Не думайте, что Авраам увидел исполнение только того обещания, что от него родится Исаак. Если бы мы, подобно саддукеям, не верили в загробную жизнь, то, конечно, могли бы сказать, что Авраам не знал всего того, что происходило после его смерти. Но Спаситель говорил про него: «Отец ваш рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (см. Ин. 8:56). Эти слова возмутили иудеев, а нас должны исполнить веры. Совершенно ясно, что Авраам возрадовался духом, оттого что увидел исполнение обетования: от Авраама произошел богоизбранный народ, а в этом народе, от семени его, воплотился Сын Божий, от Которого произошел уже новый Израиль, народ христианский.

   Так и мы, если не видим своими глазами того, что обещал нам Бог, не должны терять веру, сомневаться, смущаться. То, что нам обещано, мы, как и Авраам, на земле увидим исполнившимся лишь отчасти. Самое главное мы узрим в жизни будущей, в особенности тогда, когда произойдет всеобщее воскресение из мертвых. Апостол Павел указывает нам на уже совершившееся, для того чтобы уверить нас: и мы увидим то, что еще не исполнилось (см. Евр. 6:10–12)

   «Итак Авраам, долготерпев, получил обещанное» (ст. 15). Исполнение обетования последовало благодаря великому и долгому терпению Авраама. И мы, взирая на пример отца веры, которым Авраам стал не только для евреев, но и для всех народов, также должны иметь глубокое терпение, которое при этом сохраняется долгие годы и не ослабевает оттого, что за это время как будто бы не исполняется обещанное нам.

   Апостол Павел продолжает: «Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду» (ст. 16–18). Значит, Господь, во-первых, не может оказаться не правым в содержании того, что Он сказал, во-вторых, Он не может быть клятвопреступником, — вот эти две вещи. И потому мы должны приобрести полную уверенность в исполнении Божественного обещания и не терять твердой надежды на это. Как бы тяжело ни было нам в этой земной жизни, исполненной скорбей и духовных браней, в особенности это касается монашествующих, мы не должны терять надежду. Нужно крепко за нее взяться и держать не упуская, взирать на то, что было обещано в древности и уже исполнилось, и понимать, что обещанное исполнится.

   Как было с Авраамом, так будет и с нами. Апостол Павел, конечно, утешает евреев, которым это Послание было адресовано. Видимо, они испытывали тяжкие скорби, поскольку были гонимы своими соплеменниками и оказались врагами на своей родине, среди своих соотечественников, по слову Спасителя: «И враги человеку — домашние его» (Мф. 10:36). Терпеть такую вражду вдвойне тяжело. Однако утешение апостола Павла относится не только к евреям, но и к нам. Мы бываем чужими и для своих родных, и для людей, не понимающих монашества, и для тех, кто живет теплохладно или, тем более, грехолюбиво. Мы терпим презрение, а иногда и скорби, по крайней мере житейские. Я уже не говорю о том, что у нас бывают и духовные брани, которые иногда столь мучительны, столь страшны (можно без преувеличения употребить это слово), что мы даже не видим житейских скорбей, — так мы углублены в свою внутреннюю брань, такие ужасные невидимые страдания испытываем.

   Надежду, которую мы должны держать крепко, не упуская, апостол Павел называет якорем: «Дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий и входит во внутреннейшее за завесу» (ст. 18–19). Якорь безопасен и крепок, но за него нужно держаться. Представьте себе, с какого-нибудь судна бросают якорь, но другой конец цепи оказался незакрепленным на судне и корабельщики упустили ее. Поможет ли якорь? Конечно, он окажется бесполезным. Одним своим концом якорь должен быть крепко соединен с судном цепью, а другим концом — зацепиться за морское дно, чтобы предотвращать опасность для судна при ветре и буре.

   Однако если обычный якорь мы бросаем в глубину морскую, то духовный якорь бросаем прямо в противоположном направлении. Апостол Павел говорит, что этот якорь «входит во внутреннейшее за завесу». Это образ, заимствованный из религии евреев. Завесой здесь названо то, что отделяло в Иерусалимском храме Святое от Святого Святых. Но для того, чтобы понять, что здесь имеется в виду не храм, а нечто гораздо большее и высшее, нужно прочитать следующий стих:«Куда предтечею за нас вошел Иисус» (ст. 20). Куда же Он вошел? Конечно же, не во Святое Святых иудейского храма, а на небеса и «воссел одесную Бога» (Евр. 10:12). И Святое Святых храма иудейского есть лишь образ этой немыслимой святыни, этого подлинного, действительного Святого Святых. Бросая свой якорь надежды, мы бросаем его не в глубину морскую, не вниз, а вверх — он как бы возносится на небеса и там укрепляется этой надеждой.

  Можно сказать, что наша земная жизнь — это море, как часто об этом говорится в церковных песнопениях: «Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею…». Мы находимся на поверхности этого моря, а дно, прочное, дающее нам опору, — не земля, не дно земного моря, а небеса. И туда же мы направляем свою надежду, и, как якорь в глубину морскую, она входит в глубину небесную, «куда предтечею вошел за нас Иисус».

   Господь наш Иисус Христос, как мы все прекрасно помним, много пострадал, много претерпел от врагов истины с младенчества и до последнего часа Своей земной жизни. Но вышел победителем, хотя с человеческой точки зрения, с точки зрения людей, чуждых веры, упования и вообще размышления о чем-либо духовном, возвышенном, сверхъестественном, Он потерпел поражение. Если можно так выразиться — дерзко, совсем не возвышенно, но более понятно и выразительно, — Господь Иисус Христос был неудачником: Его распяли, народ не поверил Ему и не последовал за Ним, во время Его земной жизни у Него было немного учеников, да и те при Его аресте разбежались, за исключением буквально нескольких человек. Однако после Своего страдания, Воскресения и Вознесения на небеса Спаситель создал новый народ — Церковь, новоизбранный Израиль, объявший все народы на земле во все времена. Более того, Господь стал победителем не одного какого-то человека и даже не целого народа, как бывает у каких-то завоевателей, государственных деятелей или народных вождей, — Он победил смерть, Он победил диавола.

   Если бы можно было применить к Господу как к надеющемуся слова апостола Павла, то можно было бы сказать, что надежда не посрамила Его. Но мы не можем с полным правом сказать про Спасителя, что Он надеялся — Он не надеялся, а знал. Мы же надеемся и, надеясь, должны взирать не только на праведного Авраама, жившего в древности, но и на Спасителя, жившего для тех евреев, к которым было непосредственно обращено это Послание, совсем недавно. Мы видим свершившимся и то, что было обетовано апостолам, и то, что было обещано Спасителю. Поэтому мы должны понимать: что произошло с Господом Иисусом Христом, то произойдет и с нами, если мы не потеряем надежды, если будем крепко держаться ее, если соединим ее с твердой опорой, с небом небес — третьим небом. Как апостол Павел был восхищен до третьего неба, так и Господь прошел через небеса небес — сквозь небеса. И устроение иудейского храма было образом таинственного устроения небесного: священник сначала входил во двор Господень, потом во Святое, потом во Святое Святых. Иисус Христос взошел и воссел одесную Отца и нас призывает к Себе. Мы надеемся: как произошло в древности с праведным Авраамом, как произошло с его потомком по плоти, воплотившимся Сыном Божиим, так должно произойти и с нами, лишь бы надежда наша не исчезла, лишь бы мы твердо держались ее.

   Апостол Павел продолжает: «Куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека» (ст. 20). Восседая одесную Бога и Отца, Господь Иисус Христос является и жертвой, один раз принесенной за все человечество, жертвой столь великой, столь бесконечно ценной и ни с чем не сравнимой, что повторение ее не нужно, и одновременно ходатаем и первосвященником, который принес эту жертву и вознес ее к Богу. Поэтому, какими бы тяжкими ни были наши грехи, какими бы трудноискоренимыми ни были наши страсти, какие бы препятствия ни чинили нам диавол, мир или люди, — мы не должны терять надежду, ибо милосердие Божие безгранично. Тот, Кто соизволил быть принесенным в жертву через распятие на Кресте за грехи человеческие, конечно же, всякого из нас готов простить, лишь бы надежда наша была непоколебимой.

   Живя на земле, мы должны искать опору не на земле, но на небе. Земля, кажущаяся нам твердыней, на самом деле в отношении нравственном, духовном — зыбкая поверхность моря. А небо, которое мы привыкли считать чем-то эфемерным, воздушным, более зыбким, чем вода, наоборот, служит опорой. С таким внутренним расположением мы должны жить и на нем строить всю свою деятельность, тогда Господь даст нам силы для того, чтобы преодолеть это бурное житейское море и не утонуть, и в конце мы достигнем тихой мирной пристани — небесного пристанища. Аминь.

 18 марта 2007 года.

    Архимандрит Ианнуарий Ивлиев. Проповедь в неделю 4-ую Великого поста

Архимандрит Ианнуарий Ивлиев   Послание к Евреям, отрывок из которого мы читаем в 4-ю неделю Великого поста, – особенное писание Нового Завета. И особенность его в том, что в нем вся история верующего человечества рассматривается как некое единое целое, в котором содержательно связано прошлое с настоящим и будущим. Но связь эта не такая, какую утверждали языческие историки и философы, говоря, что нет ничего нового на земле: мол, все повторяется в циклическом ритме, все движется по кругу, как Солнце и звезды, как прилив и отлив, как день и ночь, как лето и зима. Библейский взгляд на историю совсем иной. Бог сотворил этот мир и человека в нем не для бессмысленного верчения, но для движения к определенной цели. И цель эта – в Самом Боге Творце. Как писал в Послании к Римлянам апостол Павел, «все из Него, Им и к Нему» (Рим. 11:36).

Читать дальше

   Человек в своем греховном состоянии чаще всего такой цели не видит. Напротив, он видит вокруг себя тлен и смерть, которая лишает смысла какое бы то ни было существование. Оттого и мысль о вечном повторении и бессмысленном движении по кругу. Само слово «грех» в греческом языке (а книги Нового Завета написаны по-гречески) означает «движение мимо цели, сбой». Действительно, получается так, как сказано у Пушкина:

«Сбились мы. Что делать нам! В поле бес нас водит, видно, Да кружит по сторонам».

   Получить из окружающего мира представление о смысле и цели своего существования человек не может, так как всё этому противоречит и свидетельствует об отсутствии смысла: «Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — всё суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род проходит, и род приходит… Восходит солнце, и заходит солнце… Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои. … Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: “смотри, вот это новое”; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл. 1:2-10).

   Единственный источник знания о цели и смысле бытия человеческого – Откровение от Бога. Именно об этом – всё Священное Писание, с первых же его страниц. Поэтому следует различать просто историю как последовательность фактов и событий, так или иначе интерпретируемых, и Священную историю как последовательность Откровений Божиих. Бог продолжает дело Творения в истории, Своими Откровениями и промыслительными действиями преодолевая хаос и бессмысленность мира греха, указывая людям их вечное предназначение. В мире Священной истории постоянно появляется что-то новое, произрастая из прошлого. И это новое все ближе подводит людей к той великой новизне, которая открылась в Иисусе Христе и в Его Церкви. Это можно сравнить с тем, как из малого семени вырастает большое дерево. Дерево ведь не может вырасти из камня. Оно вырастает из семени, потому что каким-то образом в нем уже заложено. Энергию же роста дает Бог. Эта мысль о том, что в глубинах Священной истории уже заложены прообразы будущих новых Откровений, пронизывает все Священное Писание. Апостол Павел видит в прошлых событиях прообразы будущих свершений, как в семени можно видеть будущее дерево. Однако для того, чтобы это видеть, необходим дар веры, просветляющий наше духовное зрение.

   Вот и еще одно сравнение, которое дает апостол Павел: прошлое в Священной истории «есть тень будущего, а тело – во Христе» (Кол. 2:17). Когда мы смотрим на тень, мы лишь с трудом можем угадать, какому телу она принадлежит. Но когда мы видим тело, то ясно сознаём, какую тень это тело может отбросить. Именно это представление лежит в основе новозаветных толкований событий Ветхого Завета. В событиях древности авторы Нового Завета усматривают тени, предвосхищения, прообразы той реальности, свидетелями и участниками которой они являются. Так вся история осознаётся в ее внутренней связности и единстве. Об этом говорит и сегодняшний отрывок из Послания к Евреям.

   Книга Бытия упоминает о нескольких обетованиях Бога Аврааму. Сначала Он повелел Аврааму оставить Харран и идти в неведомую землю, которую обещал отдать потомству Авраама (Быт. 12:7). Затем Бог обещает Аврааму сделать его отцом множества народов (Быт. 17:5-6). Третье обетование – о том, что «от Авраама произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли» (Быт. 18:18). Наконец, в четвертый раз Бог подтвердил Свое обетование клятвой: «Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты … не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; … и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 22:16-18). Слово обетования Божия было твердым и непреложным и само по себе. Но чтобы сделать его еще более убедительным, оно было подкреплено клятвой. Это обетование заключалось в том, что потомки Авраама будут многочисленны и благословенны. Аврааму нужно было проявить терпение, прежде чем он получил обещанное. Лишь через двадцать пять лет после того, как он покинул Харран, у него, состарившегося, и у бесплодной Сарры родился сын Исаак. Но Авраам никогда не поколебался в своей надежде и вере, которая и вменилась ему в праведность (Рим. 4:9).

   Христиане, как доказывает апостол Павел, испытав на себе благословение Божие, явственно осознали, что древнее обетование Аврааму осуществилось в Иисусе Христе. Это Церковь Христова представляет собою истинный Израиль и истинное семя Авраамово: «верующие благословляются с верным Авраамом. … Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» ( Гал. 3:9.29). Нет, история не повторилась. Но она высветилась смыслом. Авраам «сверх надежды, поверил с надеждою» (Рим. 4:18). Он стал прообразом и образцом христиан, их веры и их надежды на наследие жизни вечной (Мф. 19:29). И если надежда Авраама покоилась только на его вере в Слово Божественного обетования, подкрепленное клятвой, то христианская надежда покоится на неизмеримо более прочном основании. Она подобна прочному якорю, который не даст судну быть унесенным морскими течениями в неведомом направлении. И этот спасительный якорь – Иисус Христос, Воскресший и Вознесшийся. Да, – утверждает Послание к Евреям, – христианам открылась величайшая в мире надежда, о которой не смел и мечтать Авраам. Наша надежда не здесь, не на грешной земле, но в святой вечности. Надежда на землю обетованную преобразилась в ожидание жизни вечной в Царстве Небесном. И снова мы видим древний прообраз – Иерусалимский храм, который как преходящая тень, отброшенная в глубины прошлого вечным храмом небесным. В Святая Святых земного храма, то есть в присутствие Бога, мог войти лишь один человек – первосвященник, и даже он только один раз в году. Ныне же вознесенный Иисус Христос, как вечный Первосвященник, раз и навсегда вошел за завесу тайны, в Божественное присутствие на небесах. Так Он стал нашим Предтечей, нашим Первопроходецем, открывшим нам цель нашего существования и проложившим путь к этой цели всем следующим по Его стопам верующим христианам.

 3 апреля 2011 г.


    Блаженный Феодорит Кирский. Толкование в неделю 4-ую Великого поста на послание к евреям.

    Феодорит КирскийЕвр.6:13 - Евр.6:15. Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою. Говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя. И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.

   «Аврааму бо обетовая Бог, понеже ни единем имяше болшим клятися, клятся Собою», «глаголя: воистинну благословя благословлю тя и умножая умножу тя». «И тако долготерпев, получи обетование».  Апостол показал истинность Обетовавшего, потому что, говорит он, обетовавший был Бог, не имеющий ничего выше Себя, и свидетелем служила клятва, так как клялся Он Самим Собою. Однако же, и обещав, и подтвердив это клятвами, не тотчас исполнил обетования. Напротив того, патриарх имел нужду во многом терпении и только по прошествии весьма многого времени увидел истину обетования. Научает же Апостол, почему Бог клялся, и клялся Самим Собою.

Читать дальше

   Евр.6:16. Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.

   «Человецы бо болшим кленутся, и всякому их прекословию кончина во извещение клятва (есть)». У людей в обычае подтверждать слова клятвою, также у них в обычае клясться большим.

   Евр.6:17. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву.

   «В немже лишше хотя Бог показати наследником обетования непреложное совета Своего, ходатайствова клятвою». Посему Бог к слову присовокупил клятву, желая показать нелживость обетования и то, что после клятвы невозможно в совете Божием положить что-либо иное.

   Евр.6:18. Дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду.

   «Да двема вещъми непреложными, в нихже невозможно солгати Богу, крепкое утешение имамы прибегшии ятися за предлежащее упование. Двема вещъми» Апостол назвал слово и клятву. Ибо и слово одно употребив, Бог исполняет обетование, а тем паче к слову присоединив клятву. Сие же, говорит Апостол, соделал Он, нам придавая твердую уверенность, нас обучая ожидать Божиих обетований и не впадать в неверие, если не видим исполнения обещанного. Ибо «упование видимое несть упование» (Рим. 8:24).

   Евр.6:19Которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу.

  «Еже аки котву имамы души», то есть надежду «тверду же и известну, и входящую во внутреннейшее завесы». Завесою назвал Апостол небо, потому что Небесное Царство обетовал дать Господь уверовавшим в Него. Оных надеемся благ, говорит Апостол, сего придерживаемся упования, как священного якоря. Ибо и сокрытый в глубине якорь не позволяет туда и сюда порываться душам нашим. Но Апостол иным способом доказывает непререкаемость в уповании благ.

   Евр.6:20. Куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

  «Идеже предтеча о нас вниде Иисус». Ради нас, говорит Апостол, вочеловечился, ради нас предал тело на смерть и, сокрушив смерть, восшел на небеса, «начаток умершим бысть» (1 Кор. 15:20). Увеличил же сию уверенность нашу наименованием: предтеча. Ибо если наш Он «предтеча» и за нас восшел, то необходимо и нам последовать и получить право на восхождение. Сие и Господь сказал апостолам: «Обители многи у Отца Моего, аще ли же ни, рекл бых вам: иду и уготоваю место вам. И аще пойду и уготовлю место вам, паки прииду к вам и поиму вы к Себе, да, идеже есмь Аз, и вы будете» (Ин. 14:2—3). Так сказал и здесь: идеже предтеча о нас Иисус. Но Апостол обращается снова к слову о первосвященстве. «По чину Мелхиседекову Первосвященник быв во веки». Это взял он из пророческого свидетельства. Сказано: «Ты Архиерей во век, по чину Мелхиседекову» (Пс. 109:4). Христос же «Первосвященник во веки», не как приносящий жертву, потому что единожды принес Свое тело, но как Ходатай, приводящий к Отцу верующих. Ибо сказано: «Тем имамы приведение обои ко Отцу» (Еф. 2:18). И Сам Господь в Священном Евангелии говорит: «никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною» (Ин. 14:6). Надлежит же знать, что о данных Аврааму клятвах божественный Апостол упомянул в доказательство «непреложности Божия совета». К тому ведет, чтобы видима была твердость первосвященства по чину Мелхиседекову. Ибо как скоро коснулся оного, присовокупляется к слову клятва. Сравнение же, которое многократно готов был сделать Апостол, делается только теперь, и прежде всего приводит он на память историю Мелхиседека.


   
Блаженный Феофилакт (Архиепископ Болгарский) Толкование в неделю 4-ую Великого поста на послание к евреям

Феофилакт Болгарский    Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя (Быт.22:16).

   Так как много было таких, которые наследовали верой обетования, то он пока теперь опустил всех прочих, оставляя их для последующего, и напоминает только об Аврааме, как по важности лица его, так особенно потому, что он и удостоился и получил обетование. И этим он также показывает, что не должно предаваться малодушию, но уповать на Бога, Который, обычно, не скоро исполняет обещание, но спустя долгое время. Когда же Бог клялся Собою? Или в самых словах, в которых говорит: «Я клялся Собой». А может быть, кто-нибудь скажет, что в слове: истинносодержится клятва Бога Собой; ибо истинно значит «поистине».

Читать дальше

   Это есть не что иное, как утверждение истины; но истиной может быть кто иной, как не Бог? Так и Господь в Евангелии, говоря: истинно, истинно говорю вам (например, Ин.11:26 и др.), клянется той же самой клятвой; клянется Самим Собой, как и Отец, так как не имеет клясться высшим. Однако некоторые думали, что и Сам Сын тогда беседовал с Авраамом: ибо Писание говорит: сказал же Ангел Аврааму (Быт.гл.18). Но никаким образом, говорят, Отец не мог быть Ангелом, но Сын — великого совета Ангел.

   И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.

  Каким образом в конце послания говорит, что они только издали виделиисполнение обетовании и радовались (Евр.11:13), а теперь говорит, что Авраамполучил обещанное? Не об одном и том же говорит здесь и там, но здесь говорит об обетованиях земных, которые Авраам получил спустя долгое время, а там о небесных, которых он еще не получил. Однако и то и другое, — и то, что он получил, и то, что он еще не получил, служит утешением для малодушных, — одно потому, что и мы получим, если обнаружим долготерпение, другое потому, что если еще не получил тот, кто достиг совершенства за столько лет раньше, то слишком неразумны мы, негодующие на то, что еще не получаем. Смотри, как он сказал: долготерпев, получил обещанное, чтобы показать великую силу долготерпения, и что не одно только обетование совершило все, но и долготерпение. Здесь же внушает им и страх, давая понять от противного, что малодушие препятствует исполнению обетования. И это случилось в пустыне с древним народом, который малодушествовал и совершенно не получил обетования. Итак, кто-либо скажет: почему же святые, долго терпев, не получили, как говорится в конце послания? Они, во всяком случае, получат. А роптавшие из народа и не получили, и не получат.

   Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.

   То есть клятвой разрешается недоумение во всяком прекословии. Ибо много говорят и возражают в споре с той и с другой стороны, но клятва, являясь последнею и подтверждая, разрешает все сомнительное.

   Посему (εν ω) и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву.

   То есть потому именно, что клятва придает людям полную уверенность, и Бог клянется. Или, посему, вместо: в том, что клялся, говорит, Бог Самим Собой, Он с избытком доказал нам, что всячески и непреложно исполнит то, что обещал. Ибо хотя Богу должно было верить и без клятвы, однако Он снисходит ради нас и смотрит не на Свое собственное достоинство, но, чтобы убедить нас, попускает говорить о Себе недостойное. Ибо мы верные, благословенные в семени его, которое есть Христос, являемся наследниками обетования. Смотри, как и тогда говорит, что Сын — посредник между Богом и людьми. Ибо Собой, как Словом, клялся Бог и Отец.

   Дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать.

   Какой и какой? Как тем, что просто сказал и обещал, так и тем, что к обетованию присоединил клятву. Так как у людей считается более достоверным то, что с клятвой подтверждено, поэтому и Бог присоединил ее. В которых, вместо из них, — из этих двух вещей обетование является наиболее достоверным, и невозможно Богу солгать. Посему, как поклялся Он ради нас, хотя Ему и недостойно клясться, так понимай и то, что «Он навыче от сих, яже пострада». Ибо и люди более считают достоверным то, что познано на опыте.

   Твердое утешение имели мы, прибегшие взяться (κρατήσοα) за предлежащую надежду.

  То есть великое утешение и ободрение. Это сказано не столько по отношению к Аврааму, сколько по отношению к нам, прибегшим к Нему, то есть возложившим на Него надежду. В чем же мы имеем ободрение? В том, чтобы держаться (κρατήσοα)за предлежащую надежду: то есть чтобы мы, на основании того, что дано было Аврааму, были убеждены и относительно обетовании, касающихся нас, и не сомневались бы относительно грядущих и небесных благ, на которые надеемся; напротив, чтобы мы твердо и безопасно держались этой надежды и не утратили ее. Ибо обетование Аврааму есть обетование и нам, и преимущественно нам, уверовавшим во Христа, как сказано выше.

   Которая для души есть как бы якорь (άγκυραν) безопасный и крепкий.

   Эту надежду мы имеем, как якорь. Ибо как тот якорь во время бури дает устойчивость кораблям, так и надежда делает твердыми и терпеливыми людей колеблющихся под влиянием искушений. Не просто сказал: якорь, но: безопасный и крепкий. Ибо бывает якорь, который не сохраняет устойчивости корабля, или когда он испорчен, или когда он очень легок. Совершенно справедливо он вспомнил не об основании, а о якоре: потому что основание прилагается к людям весьма твердым и любомудрым, а якорь — к подвергающимся буре, какими были те, будучи обуреваемы искушениями.

   И входит во внутреннейшее за завесу.

   Выше сказал: надейтесь, ибо сбудется то, на что надеемся. Теперь, уверяя более совершенно, говорит, что мы уже и имеем это в надежде. Ибо она, вошедши внутрь неба, сделала то, что мы уже — при обетованных благах, хотя еще находимся на земле, хотя еще не получили их. Такую силу надежда имеет, что земных делает небесными. Но как в Ветхом Завете завеса отделяла Святое Святых от остальной скинии, так и небо для нас завеса, отделяющая земное от божественнейшего и пренебесного.

   Куда предтечею за нас вошел Иисус.

  Сказавши, что надежда наша восходит на небо, подтверждает сказанное, удостоверяя это делами. Ибо и Он, Христос, вошел: и не просто вошел, но вошел предтечею, то есть как бы убеждая нас, что и мы должны войти. Ибо предтеча идет впереди кого-нибудь, следующих за ним, и расстояние между предтечей и следующими за ним совсем не велико, как и между Иоанном и Христом. Поэтому не смущайтесь: скоро и мы войдем туда, где наш предтеча. Но не удовольствовался, сказав: предтеча, но прибавил и: за нас, для большей убедительности, как бы так говоря: Сам Он не нуждался в том, чтобы войти туда: ибо зачем Ему это, когда Он — Бог? Но как ради нас Он воспринял плоть, так ради нас же Он вошел и внутрь неба, чтобы нам открыть путь. Посему необходимо войдем и мы сами. Или выражение за нас обозначает: чтобы ходатайствовать за нас пред Отцом, как и первосвященник входил во Святое Святых однажды в год, молясь за народ.

   Сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

   И это — величайшее утешение; если наш Первосвященник на небе, то Он и много лучше иудейских первосвященников, именно: по способу избрания, ибо Он — не по чину тех, но по чину Мелхиседека; и по месту, и по скинии, ибо Он — горе и на небе; по завету, ибо о более великих и более совершенных благах, и по постоянству, ибо вечный, а не временный, и, наконец, по личности, ибо Он — Сын Божий. Поэтому не падайте духом. Но все это сказано о Христе по плоти, ибо по плоти Он и стал Первосвященником.

Снова перечитайте отрывок

 Ответьте на вопросы

  • Как написанное автором послания к Евреям связано с вашей жизнью?
  • Что нам нужно делать, имея вокруг себя такое облако свидетелей?
  • Какие святые являются для вас примером и вдохновляют вас жить по вере и быть верным Бога?
  • Является ли Христос примером для вас? Как мысль о Нем, Его жизни и Его поступках поддерживает Вас?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 

Подведите итоги

  • Какие важные для вас вещи были в апостольском тексте?
  • Какие важные мысли прозвучали в толкованиях?
  • Каков основной вывод вы сделали из этого отрывка?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

Материал подготовлен Татьяной Зайцевой
редактор раздела Евангельских групп  

 Евангельское чтение: Неделя 4 Великого Поста, Преподобного Иоанна Лествичника. Об отце одержимого юноши


    Вы можете ответить на вопросы в комментариях

Теги: , , , , ,