Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Неделя 3-aя Великого поста — неделя Крестопоклонная, o покаянии, и о всесильном ходатайстве Иисуса Христа, Сына Божия.

Татьяна Зайцева | Среда, Июнь 20, 2018

   Апостольское чтение

Послание к Евреям, главы 4 — 5

На церковнославянском
языке

14 [Зач. 311.] Имýще ýбо архiерéа вели́ка, прошéдшаго небесá, Иисýса Сы́на Бóжiя, да держи́мся исповѣ́данiя.

15 Не и́мамы бо архiерéа не могýща спострадáти нéмощемъ нáшымъ, но искушéна по вся́ческимъ по подóбiю, рáзвѣ грѣхá.

16 Да при­­ступáемъ ýбо съ дерзновéнiемъ къ престóлу благодáти, да прiи́мемъ ми́лость и благодáть обря́щемъ во благоврéмен­ну пóмощь.

1 Вся́къ бо первосвящéн­никъ, от­ человѣ́къ прiéмлемь, за человѣ́ки поставля́ет­ся на слýжбы я́же къ Бóгу, да при­­нóситъ дáры же и жéртвы о грѣсѣ́хъ,

2 спострадáти могíй невѣ́ж­ст­ву­ю­щымъ и заблуждáющымъ, понéже и тóй нéмощiю обложéнъ éсть:

3 и сегó рáди дóлженъ éсть я́коже о лю́дехъ, тáкожде и о себѣ́ при­­носи́ти за грѣхи́.

4 [Зач..] И никтóже сáмъ себѣ́ прiéмлетъ чéсть, но звáн­ный от­ Бóга, я́коже и Аарóнъ.

5 Тáко и Христóсъ не себé прослáви бы́ти первосвящéн­ника, но глагóлавый къ немý: Сы́нъ мóй еси́ ты́, áзъ днéсь роди́хъ тя́:

6 я́коже и и́ндѣ глагóлетъ: ты́ еси́ свящéн­никъ во вѣ́къ по чи́ну Мелхиседéкову.

На русском языке

14 Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.

15 Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.

16 Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.

1 Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи,

2 могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, потому что и сам обложен немощью,

3 и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах.

4 И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон.

5 Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя;

6 как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.

(Евр. 4:14-16, 5:1-6)

______

ornament1

Ответьте на вопросы

  • Что здесь говорится о служении первосвященника?
  • Что здесь говорится о Христе?
  • Какое это имеет значение для нас, согласно отрывку?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями, можно, в комментария

 

   Tолкования

   Схиархимандрит Авраам Рейдман. Проповедь в неделю 3-ую Великого поста.
О дерзновении к Богу

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, в Крестопоклонную Неделю, мы слышали чтение из Послания святого апостола Павла к евреям. Это чтение, безусловно, имеет прямое отношение к сегодняшнему знаменательному дню, в который мы вспоминаем о Кресте Господнем, страданиях Спасителя и о том, что мы обязаны следовать за Господом и стать крестоносцами. 

Читать дальше

 Апостол говорит: «Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего» (ст. 14). Мы часто соблазняемся поступками первосвященников, то есть архиереев, иереев, других священных лиц, но если бы мы всегда помнили, что нашим истинным первосвященником является не какой-нибудь обыкновенный человек, а Господь наш Иисус Христос, то ничто не заставило бы нас смутиться, даже если бы мы увидели в поступках священников ту или иную человеческую немощь. Как я говорил в прошлой своей проповеди, мы должны взирать как бы поверх толпы, стараясь не упустить из виду Того, Кого мы любим. Господь наш Иисус Христос находится так неизмеримо высоко — Он прошел небеса и воссел одесную Бога и Отца, — что, взирая на Него, мы по необходимости вынуждены поднять взор наш от всего земного, чтобы оно не отвлекало и не смущало нас.

Мы должны твердо придерживаться нашего исповедания, потому что вера наша основана не на человеческих доказательствах, а на памяти о тех событиях, которые описаны в Священном Евангелии и проповеданы святыми апостолами. «Ибо мы, — говорит апостол Павел, — имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (ст. 15). В то же самое время нам нужно помнить, что Он великий первосвященник и величие Его неизмеримо выше не только всякого величия человеческого, но и нашего представления о величии. Спаситель и Человек, и Бог, что выражено столь краткими, но необыкновенно значимыми словами святого апостола Павла: «Имея Первосвященника… Иисуса Сына Божия». Он Человек — и потому назван Иисусом. Бог — и потому назван Сыном Божиим. Как Сын Божий по необходимости должен быть Богом, так и Сын Человеческий — Человеком. Несмотря на Свое величие, Он сострадает нам, потому что Сам был облечен человеческой плотью и вместо предлежащей ему славы, как говорит апостол Павел, претерпел страдания и муки (см. Евр. 12, 2). Спаситель был во всем подобен человеку, претерпел все человеческие немощи: и человеческую ограниченность, и телесную немощь — перенес все искушения, какие только можно себе представить, и испытал все в полной мере, хотя Сам не подвержен был греху. Сила, интенсивность искушений, постигших Господа Иисуса Христа, превосходила все, что только бывает с людьми. Если человек поддается тому или иному соблазну, то искушения прекращаются, поскольку греховная цель достигнута — диавол добился своего. Если же человек не поддается, то искушение становится все более и более сильным, страшным, даже, как кажется, превосходящим человеческие силы. Господь наш Иисус Христос как человек претерпел все искушения, причем в сильнейшей степени, поэтому Он и сострадает нам. Но в то же время Он не согрешил, то есть Он испытал на Себе, как и что нужно делать, чтобы победить грех.

Мы часто говорим: «Ему было легко, Он был Бог». Но в этих нелепых и даже кощунственных словах содержится некий оттенок ереси. Рассуждая таким образом, мы предполагаем, что воплощение Сына Божия было недействительным, как думали, например, докеты, или считаем, что оно носило временный характер. Так полагали монофизиты, учившие, что до воплощения Господь Иисус Христос имел две природы, а после воплощения — только одну, Божественную. Но Господь Иисус Христос был совершенным человеком, то есть имел всю полноту человеческого естества. Поэтому страдания Его были сопоставимы с теми, какие испытывают обыкновенные люди, и даже несоизмеримо превосходили их по своей силе, однако Он как человек их победил. «С помощью Божией», — хочется добавить нам. Это верно, но и мы также имеем возможность с помощью Божией победить грех, однако, к сожалению, не идем до конца и в какой-то момент уступаем диаволу, не желая больше подвергаться ужасной муке. Конечно, после этого мы испытываем, может быть, не меньшее мучение от упрекающей и уязвляющей нас совести, но в тот момент мы не хотим об этом думать: мы уступаем, соблазняемся, делаем то, что внушает нам диавол. А Спасителя искушал и непосредственно диавол в пустыне, и враги, и даже друзья, как, например, апостол Петр, который прекословил Ему: «Господи, да не будет этого с Тобою», — на что Спаситель ответил ему: «Отойди от Меня, сатана!» (см. Мф. 16, 22–23). Господь Иисус Христос вытерпел все страдания, но не согрешил, поэтому Он и опытен, искусен в борьбе с грехом.

Далее апостол Павел говорит: «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи»(ст. 16). С дерзновением — не значит без страха, но при этом не должно быть и неуместной робости. Если мы хотим победить грех, то у нас нет другого выхода. Наша человеческая немощь вынуждает нас искать помощи, но друг от друга мы ее получить не можем: как может один утопающий помочь другому? Псалмопевец Давид сказал: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения» (Пс. 145, 3). Поэтому мы должны с дерзновением искать помощи сверхъестественной. Сам Спаситель говорил, что мы должны стучать в двери и неотступно просить, пока наш друг, который, может быть, в это неподходящее для просьб время спит, не восстанет с ложа и не даст нам, нуждающимся, хлеба. Конечно же, под другом подразумевается Господь Бог — наш единственный и безупречный друг (см. Лк. 11, 5–9). Значит, мы должны стучать, пока нам не отворят, стучать, пока наша неотступность не будет удовлетворена. Об этом говорится и в других притчах Спасителя.

Итак, мы приступаем к престолу благодати — не к престолу суда, не к престолу справедливости, но к престолу благодати, то есть благого дара, потому что все, что мы получаем от Бога, есть дар и милость. Приступаем как с дерзновением, так и со страхом. Мы должны помнить, что это престол Божий, и приступать к нему со страхом и одновременно благоговением и любовью, надеждой и трепетом. Нужда заставляет нас быть дерзновенными, и мы вынуждены приступать к престолу Божию, чтобы получить милость и благовременную помощь, когда нас борет враг, когда находят сильнейшие искушения. Приступаем с дерзновением, какие бы тяжкие грехи ни лежали на нашей совести, какими бы немощными, убогими, израненными соблазнами и демонами мы ни были. Мы должны, несмотря на свое отвратительное, может быть, и погибельное нравственное состояние, угрожающее нам смертью вечной, иметь дерзновенную надежду на помощь, как имел ее израненный странник, которому помог милосердный самарянин. Когда мы уйдем из этой скоропреходящей земной жизни, тогда уже будет поздно просить о чем-либо, поэтому мы должны дорожить каждым моментом, особенно когда испытываем тяжесть борьбы с грехом. Кто знает, сколько нам придется прожить, какие грядут испытания, будет ли у нас еще возможность доказать свою верность Богу. Поэтому мы должны стремиться получить именно благовременную помощь как для того, чтобы победить грех во время брани, так и для того, чтобы не потерять быстротечное время нашей земной жизни, чтобы не оказалось, что оно пролетело в одно мгновение и просить уже некогда.

Апостол продолжает: «Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи, могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, потому что и сам обложен немощью, и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах» (ст. 1–3). Здесь апостол Павел указывает на вполне известное всем его читателям, евреям, служение первосвященника. Первосвященник избирался из людей и поставлялся на служение Богу. Он был вынужден приносить жертвы за других: грешников, заблуждающихся, невежественных людей, но, будучи сам таким же немощным, как и они, приносил жертвы и за себя. Это заставляло его, если, конечно, он не очерствел своим сердцем совершенно (а бывали, наверное, и такие), сочувствовать людям.

Так, собственно, происходит и сейчас. Служители алтаря: и нынешние первосвященники, то есть епископы, и священники, их помощники, и другие — независимо от сана имеют человеческие немощи и поэтому вынуждены сочувствовать людям и не быть слишком строгими к ним. Они принимают покаяние верующих и выслушивают рассказы об их душевных болезнях с человеколюбием, а не с возмущением, и стараются им помочь. А если бы сами священники были безупречными, как ангелы, то тогда, скорее всего, и требования предъявляли бы соответствующие, ведь и Господь наш Иисус Христос также был «обложен немощами», кроме греха, для того чтобы сочувствовать нам. Получается, что даже Бог только в том случае может сочувствовать людям, если Он как человек пережил то же, что и они. Это заставляет нас быть чрезвычайно дерзновенными. Силуан Афонский, на своем собственном опыте испытавший, чтó такое помощь Божия, говорит: «Если бы мы знали, какой Господь Иисус Христос милосердный, то никто никогда не отчаивался бы».

«И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон»(ст. 4). Из ветхозаветной истории мы знаем, что тех, кто пожелал стать первосвященником или равным Аарону, Бог наказал страшным образом: одних поглотила земля, других пожрал огонь, вышедший из кадильниц (см. Чис. 16, 31–35). Получается, что человек не имеет права с дерзновением искать первосвященства. Святитель Симеон Солунский говорит, что можно искать священства, но не епископства — проявлять инициативу в этом отношении человек не имеет права. Не всегда, конечно, так бывает, но так должно быть. Для нас важно следовать Священному Писанию и Преданию Православной Церкви.

«Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя» (ст. 5). Эти слова известны нам из псалма (Пс. 2, 7). Господь наш Иисус Христос стал первосвященником, потому что освящен был Самим Богом и Отцом. Он одновременно был и первосвященником, и той жертвой, которую этот Первосвященник принес, но не за Себя, конечно, а за народ. Причем Он принес ее не только за израильский народ, но и за все человечество; не только за своих современников, но и за тех, кто жил прежде Него от сотворения мира и кто должен появиться до конца времен.

Далее читаем: «Как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека» (ст. 6). Мелхиседек, по выражению Священного Писания, не имел ни начала, ни конца своих дней (см. Евр. 7, 3). Писание не говорит ни о его предках, ни о том, что было с ним после того, как он благословил Авраама и принес за него жертву. Таким образом, Священное Писание, в котором даже умолчание имеет значение, свидетельствует о том, что Мелхиседек явился прообразом Господа нашего Иисуса Христа, подлинно не имеющего ни начала, ни конца Своих дней. Он — вечный первосвященник. Все священство новозаветной Церкви, будь то патриархи, епископы, священники, диаконы или все иные, низшие священные степени, — все оно освящается от этого единого Архиерея, потому что главой Церкви является не патриарх Иерусалимский, Константинопольский или Московский, а Господь наш Иисус Христос. Они лишь образы этого невидимого, но действенного и реального главенства. Поэтому с дерзновением и любовью, надеждой и страхом мы должны приступать к престолу величества Божия, надеясь на Его всемогущую помощь. Лишь бы только мы не устали просить, не потеряли надежду. Он всегда поможет нам, если для нас это будет полезно, спасительно. А если, как нам кажется, Он медлит, то только для того, чтобы научить нас непрестанной молитве и вниманию, ибо через эти, казалось бы, формальные вещи, как раз и совершаются самые высшие христианские добродетели: вера, надежда и любовь. Будем помнить, что наш первосвященник Господь Иисус Христос совершен и сострадает каждому: и в великих и тяжких скорбях, если бы они подлинно были такими, и в каких-то человеческих, малых переживаниях.

Для того чтобы доказать правоту своих слов, я приведу пример из Евангелия. Когда Господь наш Иисус Христос со Своими учениками и Пресвятой Девой, Своей святой Матерью, присутствовал на браке в Кане Галилейской, закончилось вино. Казалось бы, ничего страшного не произошло: ведь люди не умирали от жажды, без вина можно и обойтись. Просто, наверное, не совсем приятно было устроителям этого празднества, даже стыдно, что они недостаточно хорошо подготовились к пиру. Может быть, они были бедны, и у них не хватило средств, но они старались, чтобы все остались довольны. «И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте» (Ин. 2, 3–5). Господь благословил воду, и она превратилась в вино. Мы видим, что сочувствие Его простирается и до таких, казалось бы, мелких житейских проблем. Значит, тем более Он слышит нас тогда, когда мы страдаем, боремся с грехом, соблазнами, помыслами, когда диавол нападает на нас.

Спаситель говорит: «Забудет ли Господь избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь?» (см. Лк. 18, 7). Этого не может быть. Мы всегда должны помнить об этом и не соблазняться немощами священников и архиереев. Будем взирать выше земных событий, очами веры смотреть на нашего великого Первосвященника, восседающего одесную Бога Отца, стремиться к Нему, Ему молиться. И мы обязательно получим благовременную помощь свыше. Но для этого нужно хранить исповедание, как сказал апостол Павел (см. Евр. 10, 23). Если мы твердо следуем догматам Православной Церкви, то это не мешает нам, а, наоборот, содействует правой вере и исповеданию, проявляющимся в непрестанной молитве Иисусовой. Разве она не исповедание, разве она не похожа на то рассуждение апостола Павла, которое мы только что слышали, когда он говорит о первосвященнике — Иисусе, Сыне Божием? Мы непрестанно должны взывать к этому Первосвященнику, непрестанно умолять Его, и тогда мы приблизимся к Нему духом, находясь еще на земле. Тогда помощь эта окажется благовременной, тогда престол Божий будет для нас престолом благодати, а не престолом суда. Все для нас сделано, но нам, со своей стороны, нужно приложить усилия, чтобы то, что уже совершено, оказалось для нас действенным, реальным, полезным, стало не только нашей верой, но и подлинной реальностью, самой нашей жизнью. Аминь.

11 марта 2007 года

    Архимандрит Ианнуарий Ивлиев. Проповедь в неделю 3-ую Великого поста

Архимандрит Ианнуарий ИвлиевВсякий  священник несет на себе обязанность  быть представителем народа перед Богом, или, иными словами, выступать как  посредник и ходатай перед  Богом от лица народа Божия. Грех отдалил и постоянно отдаляет людей от Бога, в Котором – источник жизни и самого бытия. Грех пролагает пропасть между Богом и людьми. Священник же своим служением призван как бы перебрасывать мост через эту пропасть и вводить людей в присутствие Божие, приближать их к небесному «престолу благодати». Иисус Христос, будучи не простым священником, но великим Первосвященником, преодолел эту пропасть, Он «прошел через небеса», и тем самым проложил нам путь от земли к престолу Божию.

Читать дальше

Так исповедует наша вера, и в этом исповедании выражено наше упование на спасение. Кто из грешных людей способен подняться на небо, приблизившись к Богу? Разумеется, никто. Но Иисус Христос – не простой священник из людей. Он – великий Посредник, выше всех прочих посредников – ангелов, священников из рода Аарона, выше законодателя Моисея, ибо он – Сын Божий, божествен по Своему рождению и сущности.

Но  если бы Иисус Христос имел только божественную природу, Он не мог бы отвечать самому понятию о посредничестве. Ведь всякий посредник должен быть причастным обеим сторонам отношений. Ветхозаветный священник лишь отчасти обладал таким свойством. Он был человеком и, естественно, был отягощен всеми человеческими немощами, корень которых в грехе Адама. Именно поэтому земное ветхозаветное священство, равно как и всё возвышенное храмовое богослужение с его жертвами было лишь тенью Первосвященства истинного, земного и небесного одновременно. Если бы Иисус был только Богом, то Он не мог бы сострадать нам в наших немощах. Сама мысль о том, что Бог способен страдать или сострадать была абсолютно чужда иудейскому богословию. Привычное для нас представление о Боге как о любящем Отце вошло в мир вместе с проповедью Самого Иисуса Христа. Во время Его земной жизни такое представление было новым и революционным. Ведь основная идея о Боге в иудействе заключалась в том, что Он свят, то есть абсолютно отличен от людей и от всего земного. Представить себе, что Богу могут быть свойственны человеческие переживания и чувства, было невозможно. Такая мысль казалась «соблазном» (1 Кор 1,23). Не иначе дело обстояло и в эллинской религиозной мысли, которая главной особенностью Бога называла «апатию», то есть полное бесстрастие. Божество стоит выше всяких чувств, и в этом его блаженство. Поэтому эллинам мысль о божественном сострадании людям казалась «безумием».

Но  Иисус был не только Богом, но и  человеком, во всем подобным нам, за исключением  греха. Когда в прочитанном тексте говорится о том, что Он подобно  нам, простым людям, «был искушен  во всём», но не согрешил, то имеются в виду не столько те или иные нравственные, этические искушения, которым мы подвергаемся на каждом шагу. Речь идет об основном, принципиальном искушении, то есть об испытании, когда под сомнение ставится сама вера человека. Предполагается библейское, Адамово искушение отречься от жизни по вере, искушение отпасть от Бога. Однако, само вочеловечение Сына Божия в мире греха и искушений, сама солидарность Его с искушаемыми грешниками состояла в неизменном послушании Сына Богу Отцу. Иначе говоря, сама подверженность Иисуса Христа искушениям парадоксальным образом свидетельствовала о единстве Сына с Отцом. Это то, что в другом месте Апостол Павел называет премудростью Божией, которая ограниченному земному сознанию представляется безумием.

Таким образом, Иисус Христос отвечал  всем условиям истинного Посредника между людьми и Богом. Он был един с Богом, Божествен по природе, и  одновременно, как Человек, солидарен  с грешным, страдающим и искушаемым человечеством. В Нем Бог явил Себя как любящий Отец, способный к сострадательному милосердию, понимающему сочувствию и спасительной благодатной помощи.

Развивая  учение о первосвященстве Иисуса, Послание к Евреям перечисляет основные особенности ветхозаветного священника. Во-первых, священник избирается из людей для служения Богу, являясь связующим звеном между Богом и людьми. Служение священника состоит в принесении даров и жертв за грехи людей. Специально указывается на те категории грешников, за которых приносятся жертвы. Это те люди, которые совершают грехи по незнанию или в заблуждении. Таково было убеждение Ветхого Завета: жертвой могли быть искуплены лишь грехи, совершенные по неведению. Грехи, совершенные преднамеренно и сознательно, не могли быть искуплены жертвой. То есть грех по незнанию простителен, а грех сознательный – нет. Правда, исключение делалось для сознательного греха, за которым следовало искреннее раскаяние. Вот и Послание к Евреям тоже говорит: «Если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи» (Евр. 10:26). Это суровое предостережение нам христианам, ибо по слову апостола Петра, суд начнется не с не верующих, не с не ведающих о Христе и Его Евангелии, но «с дома Божия; если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию?» (1Петр. 4:17).

Во-вторых, священник должен быть един с народом. Он должен сочувствовать людям, потому что и сам он слабый, искушаемый немощами человек. В оригинале стоит образное слово, которое означает, что священник, как и прочие люди, как бы одет в немощи, как в обтягивающее его платье. В силу своей греховности и немощи священник (напомним, что речь идет о ветхозаветном священстве) должен принести сначала жертву за свои собственные грехи, прежде чем принести ее за грехи других.

В-третьих, хотя священник берется из народа, он не народом избирается. И уж, конечно, не сам себя поставляет на столь  высокое служение. Священничество –  не работа, но сан и честь, к которой  призывает Бог. Пастырская служба –  не должность, но призвание. Приводится образец такого призвания Богом – Аарон.

Всем  этим условиям отвечает священство Иисуса Христа. Во-первых, Он – Человек. Во-вторых, «Он должен был во всем уподобиться  братьям, чтобы быть милостивым и  верным Первосвященником перед Богом» (Евр. 2:17). В-третьих, Он не Сам Себя поставил на славное и почетное служение, но был поставлен Богом. Слова мессианского псалма: «Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя» (Пс. 2:7) напоминают нам о гласе с небес (Мк. 1:11), провозгласившем Иисуса Спасителем и Мессией.

Однако  при этом Послание нам напоминает, что Иисус Христос – не просто Человек, но Сын Божий, Богочеловек. Поэтому, хотя Он Своими немощами и  подобен Своим братьям-людям, но был и остается без греха, а  следовательно, в отличие от ветхозаветных священников, не должен был приносить жертву за Самого Себя. Наконец, цитируя другой мессианский псалом, Послание к Евреям указывает на исключительность, экстраординарность священства Иисуса Христа. Он – Священник не временный, но вечный, поставленный Богом не по обычаю, установленному для грешных людей, но «Священник вовек по чину Мелхиседека» (Пс. 109:4).

20 марта 2011 г.


    Блаженный Феодорит Кирский. Толкование в неделю 3-ую Великого поста на послание к евреям

Феодорит КирскийЕвр.4:14Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.

«Имуще убо Архиереа велика, прошедшаго небеса, Иисуса Сына Божия, да держимся исповедания». В изъясненном прежде сего Апостол делает сличение того и другого и показал, что нам обетованный покой лучше обетованного иудеям. Ибо им обещал Бог обетованную землю, а нам — небо. А теперь начинает уже делать сравнение первосвященства и показывает, что гораздо выше и лучше левитского первосвященство по чину Мелхиседекову. 

Читать дальше

Делает же сличение, опять употребляя увещательный образ речи, чтобы любителям жития по закону не показалось, будто бы восстает он на закон, а не истину защищает. Наименовал же Господа Иисуса Архиереем, как принесшего за нас жертву и подъявшего на Себе грех мира. Посему-то самому Господь наименован и Агнцем; ибо сказано: «Се, Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29).

Но и для самих любителей спорить явно, что это имена человеческие. Если же иные приняли их за именования Божества, то пусть назовут Его и «клятвою» (Гал. 3:13), «и зраком раба» (Флп. 2:7), и всем, тому подобным. А если ни одно из сих имен не свойственно Божию естеству, то остается понимать их как именования по Домостроительству. Ибо как говорится, что соделался человеком, восприяв естество человеческое, так называется нашим Архиереем, поколику Он человек. Сему научают нас и апостольские речения. Ибо Апостол показывает, что Христос прошел «небеса»; Божество же Владыки Христа имеет неописанное естество. Оно повсюду и всем присуще. Сему научил нас Сам Владыка, ибо говорит: «Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе Сын человеческий, сый на небеси» (Ин. 3:13). Так, когда был долу и беседовал с людьми, сказал, что Он и горе. Посему надлежало бы нам знать, что иные имена принадлежат к богословию и иные к учению о Домостроительстве. И божественный Апостол, показав нам, что великий наш Архиерей первый вошел в истинный покой и стал превыше небес, повелевает держаться исповедания. «Исповеданием» же наименовал нашу веру. Ибо исповедуем, что мы веруем «не только» в Отца и Сына и Святаго Духа, но и в воскресение мертвых, и в жизнь вечную, и в Царство Небесное.

Евр.4:15Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.

«Не имамы бо Архиереа, не могуща спострадати немощем нашым, но искушена по всяческим по подобию, разве греха». Веровавшие подвергались в то время многим треволнениям искушений. Посему Апостол утешает их, научая, что наш Архиерей не только, как Бог, знает немощь нашего естества, но и, как человек, изведал на опыте наши страдания, пребыв непричастным одного только греха. Зная же, говорит Апостол, сию немощь нашу, Он подает помощь, соответственную оной, и, когда будет судить нас, по сей немощи произнесет и приговор.

Евр.4:16. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.

«Да приступаем убо с дерзновением к престолу благодати, да приимем милость и благодать обряшем во благовременну помощь». Владыка Христос, как Бог, по естеству имеет царское достоинство, вечный престол, ибо сказано: «Престол Твой, Боже, в век века» (Пс. 44:7), а как человек, «и святитель и посланник исповедания нашего» слышит: «Седи одесную Мене» (Пс. 109:1). Сей-то престол божественный Апостол назвал «престолом благодати». Думаю же, что подразумевает и человеколюбие, с каким Христос будет судить. Ибо присовокупил и сие: «да приимем милость и благодать обрящем во благовременну помощь»; потому что, приступая к Нему в настоящей жизни и являя чистую и искреннюю веру, в день Суда улучим человеколюбие. Потом Апостол объявляет и причину священства, почему иные удостаиваются оного, и что прилично архиерею.

Евр.5:1Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи.

Евр.5:2Могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, по­тому что и сам обложен немощью.

Евр.5:3И посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах.

«Всяк бо первосвященник, от человек приемлемь, за человеки поставляется на службы яже к Богу, да приносит дары же и жертвы о гресех», «спострадати могий невежствующым и заблуждающым, понеже и той немощию обложен есть»: «и сего ради должен есть якоже о людех, такожде и о себе приносити за грехи». Апостол сказал: «Не имамы Архиереа, не могуща спострадати немощем нашым, но искушена по всяческим по подобию, разве греха». Посему по необходимости присовокупил и сие, научая, что и по закону не Ангел поставляем был священнослужительствовать за людей, но человек за человеков, который имеет то же естество, обложен теми же страстями, знает немощь природы, оказывает снисхождение претыкающимся, подает руку помощи согрешающим, по своим свойствам смотрит и на свойства в ближнем. А посему и узаконено ему приносить жертвы не за народ только, но и за себя,

Евр.5:4. И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон.

«И никтоже сам себе приемлет честь, но званный от Бога, якоже и Аарон». Ибо тот законный первосвященник, кто от Бога приемлет рукоположение. Так приял сан сей и Аарон, первый первосвященник. Изрек же сие божественный Апостол не с намерением указать нам теперь правила первосвященства, но предуготовляя нас к учению о Владычнем первосвященстве. Посему вслед за этим премудро присовокупил:

Евр.5:5. Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя.

Евр.5:6как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.

«Тако и Христос не Себе прослави быти первосвященника», «но Глаголавый к Нему: Сын Мой еси Ты, Аз днесь родих Тя». «Якоже и инде глаголет: Ты еси священник во век по чину Мелхиседекову». Поелику Христос был из другого колена, так как по человеческому естеству произошел от Давидова рода, то Апостол, зная упорность сердец неверующих иудеев, прибег к пророческим свидетельствам и премудро подтвердил ими собственное свое слово, а также премудро показал, что Христос наименован не только Первосвященником, но и Сыном и приял некое новое первосвященство. Поелику же Апостол сказал, что первосвященником за человеки для того поставляется человек, чтобы сострадал «невежствующым и заблуждающым, понеже и той немощию обложен есть», то доказывает, что и Владыка Христос приял на Себя, кроме греха, все страдания естества человеческого.


    Блаженный Феофилакт (Архиепископ Болгарский). Толкование в неделю 3-ую Великого поста на послание к евреям

Феофилакт БолгарскийЕвр.4:14. Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия,

Как бы на просьбу кого-нибудь подать нам совет, чтобы мы не пали духом и не предали малодушию, говорит, что достаточно и сказанного для научения нас страху и для того, чтобы сделать более твердыми. Но кроме того, мы еще имеем «Первосвященника», Который может помочь нам, если только мы держимся исповедания; ибо Он не малый и не случайный, а великий, — Он — Сын Божий. И не таков, как Моисей. Тот ни сам не вошел в покой, ни народа не ввел; а Этот, прошедши небеса, восседает со Отцом и может дать нам вход в небеса, и сделал нас наследниками обетованного покоя.

Читать дальше

будем твердо держаться исповедания нашего.

Не все приписывает Первосвященнику, но требует и от нас участия. Он может, но при условии, что и мы являемся достойными. О каком же исповедании говорит здесь? О том, что есть воскресение, есть воздаяние, и бесчисленные блага там, что Христос есть Бог. Будем же держаться этого исповедания. Не дадим ему иссякнуть в нас. Что мы исповедали в начале веры, то будем содержать твердо, и все страшное исчезнет.

Евр.4:15. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших,

Увещевая их со всей убедительностью, он в удостоверение своей речи говорит, что этот Первосвященник знает наше состояние, не так, как большинство первосвященников, которые не знают даже и того, что такое страдание; почему и не способны помогать страждущим. Напротив, наш Первосвященник все испытал, и после того, как испытал, восшел, чтобы быть способным «сострадать».

но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.

То есть Он подвергся гонению, оплеванию, клевете, изгнанию, наконец, распятию. Все это Он претерпел по подобию нашему, то есть подобно нам, однако кроме греха. Ибо Он вообще не совершил греха, и тогда, когда претерпел сие, не сказал и не сделал чего-либо греховного. Поэтому можете и вы, находясь в скорбях, соблюстись от греха. Итак, почему вы освобождены и избавлены? Некоторые выражение: «кроме греха» поняли в том смысле, что Он претерпел это, не за грехи подвергаясь наказанию.

Евр.4:16. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати,

Так как, говорит, мы имеем безгрешного Первосвященника, победившего мир, Который сказал: «дерзайте, ибо Я победил мир» (Ин.16:33), то мы должны приступать с дерзновением, то есть не с тягостным сознанием, без колебания, но с полной верой в Первосвященника. Ибо если мы и имеем грехи, зато Он безгрешен. И престол Его — престол благодати, а не суда; посему мы должны приступать с дерзновением, в надежде, что Он дарует нам все, чего мы желаем. Существует два престола; один ныне — престол благодати, и приступающие к нему получают по божественной благодати освобождение от грехов; другой — престол второго пришествия Иисуса Христа, уже не престол благодати, ибо тогда никто не получит прощения, а престол суда. О престоле напомнил для того, чтобы ты услышал, что Он есть Первосвященник, не подумал, будто Он стоит пред Богом. Ибо хотя, как человек, Он и называется Первосвященником по благословению и снисхождению к нам, однако Он и сидит на божественном престоле.

чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.

Если мы приступим теперь, то получим милость и благодать; ибо приступаем благовременно. Если же тогда приступим, то не получим; ибо тогда не будет престола благодати. Ныне сидит на нем Царь, подающий благодать; а тогда Он восстанет на суд, ибо сказано: «восстань, Боже, суди землю» (Пс.81:8).

Евр.5:1. Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу,

Теперь Павел хочет показать, что Новый Завет гораздо лучше Ветхого. И прежде всего начинает сравнивать священство ветхозаветных священников со священством Христа и показывает великое превосходство последнего Между тем, так как ему встречалось препятствие в том, что многое, что должно принадлежать священникам, не принадлежало Христу, — так, Он не происходил из священнического колена, не был на земле священником, не был поставлен от человек и, просто сказать, образ Его священства не имел какого-либо телесного выражения, как, например, колокольчиков и дощечек с заповедями (которые были у ветхозаветных священников) но все духовное, то он перечисляет сначала то, что есть общего между Христом и прочими первосвященниками, а затем показывает и преимущества Христа пред ними. Ибо тогда при сравнении действительно оказывается превосходство, когда в одном Он имеет общее, а в другом — превосходит. Итак, то, что «из человеков избираемый», — это общее у Христа с прочими первосвященниками. Ибо и Он, будучи человеком, сделался Первосвященником. Так же и то, что «для человеков поставляется на служение Богу», то есть является посредником, и это — общее.

чтобы приносить дары и жертвы за грехи,

Объяснил, что значит: поставляться за людей пред Богом, — это значит, говорит, умилостивлять Бога за грехи. И это общее у Христа с прочими, хотя и не вполне: ибо Он принес в жертву Себя Самого, те же — нечто другое. Как различаются «дар» и «жертва», сообразно точному смыслу, хотя в Писании они употребляются безразлично, узнаешь ниже.

Евр.5:2могущий снисходить невежествующим и заблуждающим,

То есть привести в соразмерность, сострадать, снисходить и подавать прощение согрешающим по неведению. Но смотри, что невежество и заблуждение производят всякий грех. Ибо, хотя кажется, что кто-либо знает зло, но, омрачаясь в момент деятельности, он страдает от неведения и заблуждения, увлекаемый прелестью удовольствия.

потому что и сам обложен немощью,

Более простое и, я думаю, более верное толкование то, что потому первосвященник сострадает невежествующим, что и сам «обложен немощью», и испытавши меру человеческой слабости на самом себе, увеличивает и прощение. Некоторые, однако, поняли так, что первосвященник в этом только и отличается от народа, именно что прощает: так как всем прочим и немощью он и сам обложен, наравне с прочими.

Евр.5:3. и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах.

Все это далеко не общее у Христа с прочими, но в этом Он превосходит. Ибо Господь не имел слабости, именно слабости к прегрешениям, и не за Себя Самого принес дары и жертвы, но за всех людей.

Евр.5:4. И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом,

Указывает и другой отличительный признак первосвященника, открывающийся также во Христе, — тот, что Он не Сам Собой присвоил священство, но что Он призван от Бога и, таким образом, получил его. Здесь же он намекает на тогдашних иудейские первосвященников, которые добивались сана, приобретая его через покупку и нарушая закон.

как и Аарон.

Ибо и Аарон, сначала призванный Богом чрез Моисея, таким образом священствовал, не сам присвоив себе этот сан. И опять, когда жезл расцвел, было показано, что он был послан Богом; и тогда, когда огонь пожрал посягавших на священство (Чис.16—17).

Евр.5:5Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя; (Пс.2:7)

Евр.5:6. как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека. (Пс.109:4)

Что Христос всюду говорил: Я послан от Бога и не пришел Сам от Себя(Ин.8:42), то же и Павел указывает теперь, именно, что Он послан от Бога, и не Сам прославил Себя, но «Тот, Кто сказал Ему», то есть Тот прославил Его. Это прими к сведению вообще. Посему, так как Аарон имел много чувственных признаков того, что он послан от Бога, как сказано выше, а Христос не имел ничего чувственного, напротив, даже более: противники Его и убийцы в то время пользовались большим уважением, они все делали и всем правили, — то показывает доказываемое на основании пророчеств, именно, что Он послан от Бога. Казалось бы, пророчество из второго псалма не согласно с тем, что предполагается. Предполагается, без сомнения, на основании какого-либо места Писания показать, что Христос — посланный от Бога Первосвященник; между тем это свидетельство показывает то, что Он рожден от Отца. И действительно, то, что Он рожден от Бога, есть предуготовление к рукоположению от Бога. Затем прими в соображение и то, что сказал потом в сто девятом псалме: «из чрева прежде денницы… рождение Твое» (Пс. 109:3). Потом немного спустя прибавил: «Ты священник вовек по чину Мелхиседека» (Пс.109:4). Павел соединил здесь сказанное в обоих псалмах о рождении, как бы говоря следующее: чтобы ты не подумал, что говорится о ком-нибудь другом: «Ты священник вовек», но именно о Рожденном «прежде денницы», и это никто иной, как Тот, о Котором во втором псалме говорится, что он рожден «ныне»: выражение прежде денницы означает вечное; а также и ныне означает «от начала», то есть, от Отца. Второй же псалом, очевидно, относит все ко Христу. Посему о Христе сказано и «Ты священник вовек». Пусть скажут иудеи: кто другой был иереем по чину Мелхиседекову, кроме Христа? Не все ли были под законом? Не все ли субботствовали и приносили жертвы? Итак, совершенно очевидно, что это сказано о Христе, ибо только Он один освятил жертву хлебом и вином, как и Мелхиседек. В таком же смысле сказал «вовек»? — в том, что и теперь, с телом, которое принес за нас пред Богом и Отцом, то есть самые страдания за нас представляет как великое побуждение, без слов говоря Отцу: за человеческое естество Твой Сын подвергся этому: помилуй же тех, за кого Я снисшел пострадать. Или: что приношение, каждый день совершаемое и имеющее совершаться чрез служителей Божиих, имеет Первосвященником и Священником и Жертвой Самого Господа, Себя за нас освящающего, закалаемого и раздаваемого. И всякий раз, как совершается это, смерть Господня возвещается.

_______

    1 Слова «из вас» у блж. Феофилакта опущены.

     2  У блж. Феофилакта читается: μη συγκεκραμsνους. Это согласовано у блж. Феофилакта не с λyγος, как в нашем тексте, а с εκεwνους. Замечательно, не сказал: не согласившихся — но: не смешавшихся (μη σογκεκροιμsνους) (Числ.11:30—31), чтобы обозначить высшую степень единения.

    3  В слав. переводе вместо: «остается некоторым» читается: «лишены нецыи»: но св. Златоуст и бл. Феофилакт читали: «остается некоторым».

    4 Комментарий относится к греческому оригиналу. — Прим. ред.

Снова перечитайте отрывок

Ответьте на вопросы

  • Что изменилось в вашем восприятии Христа после прочтения отрывка и проповедей?
  • Как это может повлиять на вашу жизнь?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 

Подведите итоги

  • Что было для вас особенно ценным в этом отрывке?
  • Почему для вас это ценно?
  • Как это влияет на вашу жизнь?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 Данный материал подготовила Татьяна Зайцева
редактор раздела Читаем Библию вместе

Евангельское чтение: Неделя 3-ая Великого поста — неделя Крестопоклонная

    Вы можете ответить на вопросы в комментариях

Теги: , , , , ,
  • Екатерина

    Спасибо, особенно за толкования.
    Я с трудом могла связать Апостольское чтение дня со смыслом праздника Торжества Православия. Теперь же увидела более целостно: что было с ветхозаветными праведниками, то и с Апостолами Христовыми и мучениками, и то же при иконоборчестве и восстановлении иконопочитания, и то же — позже, вплоть до наших дней…
    Ещё — очень утешают и ободряют слова о том, что и всякое терпение поношений за добро или от того, кому ты сделал доброе — есть поношение Христово. Хорошо бы вспомнить об этом в должное время — и не огорчаться и не сердиться, пусть и стараясь сдерживать себя, а радоваться, если встречаешься с какой-то неблагодарностью. Раз неблагодарность оказывается не наказанием, которое нужно перетерпеть, а возможностью получить награду и исполнить заповеди — при правильном принятии…

  • Гость Людмила

    Спасибо за проповеди, они вновь и вновь напомнили, о призвание каждого христианина.., и что во Христе было две природы, борьба с искушениями у Него была не выдуманной, а реальной. Это дает надежду, что с Божьей помощью можно преодолевать искушения, если, конечно, их отслеживаешь…