Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Неделя перед Рождеством Христовым, святых отец, неделя праведного Симеона Верхотурского.

Татьяна Зайцева | Вторник, Декабрь 18, 2018

 Евангельское чтение

Евангелие от Матфея, глава 1

Древо Иессеево1 Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамоа.

2 Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;

3 Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама;

4 Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона;

5 Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;

6 Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею;

7 Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу;

8 Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию;

9 Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию;

10 Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию;

11 Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон.

12 По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля;

13 Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора;

14 Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда;

15 Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова;

16 Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос.

17 Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов.

18 Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго.

19 Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.

20 Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго;

21 родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.

22 А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит:

23 се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.

24 Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою,

25 и не знал Ее. Как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.

(Мтф. 1:1-25)

 

 

Методический материал

Вы можете прочитать часть библейских текстов об Аврааме, Исааке, Иакове, Иуде, Фамари, Рахаве, Воозе и Руфи, Давиде, рождении Соломона или сразу перейти к следующему этапу — комментарию, зачем нужно публиковать родословную Христа.

Вы можете прочесть об Аврааме здесь: Быт.12:1-4; 14:17-24; 15-18; 21-22:1-19
Об Исааке: Быт.24; 26
Об Иакове: Быт.25:19-34; 27-30:26; 32-33; 35:1-29
Об Иуде и Фамари: Быт.38; Быт. 49:8-12
О Рахаве (Раав): Книга Иисуса Навина, 2 глава, 6-я глава
О Руфи и Возе – книга Руфи
О Давиде и «бывшей за Уриею»: 2-я книга Царств, 11-я глава, 12:1-24

 

Вопросы на понимание текста

  • В воскресенье перед Рождеством мы читаем родословную Христа. Зачем нам этот малопонятный текст о неизвестных нам людях?
  • Каждое слово в Библии неслучайно и даже родословная может стать захватывающей историей. Что полезного в нем можно найти?
  • Вспомните, что вы знаете о каждом человеке из перечисленных в родословной Иисуса Христа?
  • Как вы думаете, зачем здесь приведена эта родословная?
  • Зачем Церковь читает этот отрывок накануне Рождества Христова?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 

   Крейг Киненер. Новый Завет. Культурно-исторический комментарий (книга)

1:1-17 Родословие Иисуса

Все древние биографии обычно начинались с родословной, подчеркивающей благородное происхождение героя. Здесь Матфей показывает неразрывную связь Иисуса с историей Его народа от самых истоков. 1:1. Мессия должен быть «сыном [потомком] Давида»; понятие «сын Авраама» применялось по отношению к каждому еврею, таким образом, Матфей начинает родословие с напоминания о еврейских корнях Иисуса. Генеалогия раскрывает связь между важными личностями на протяжении истории (напр.: Адам, Ной и Авраам в Быт. 5,11). Греческие читатели называли Книгу Бытие «книгой поколений», «Genesis» (•£ происхождение), и это название использовалось также по отношению к родословиям и другим рассказам, содержащимся в ней (Быт. 2:4; 5:1 LXX). В Книге Бытие родословия названы по имени первых из упоминаемых в них лиц, а в Евангелии от Maтфея родословие названо именем Иисуса Христа, вокруг Которого оно сосредоточено и Которым завершается.

Читать дальше

1:2—16. В отличие от Луки и греко-римских авторов, Матфей перечисляет имена, начиная с древнейших и кончая последними, как и в Ветхом Завете.

Родословия напоминали еврейскому народу, что Сам Бог устраивает браки и дарует людям потомство. Иногда родословия объясняют характерную для человека линию поведения (напр., происхождение Моисея от таких нарушителей закона, как Рувим, Симеон и [непосредственно] Левий, помогает объяснить некоторые из его слабостей в Исх. 6:12—30). Самое главное, что родословия служили документальным подтверждением чистоты происхождения каждого израильтянина (в противоположность некоторым галилеянам, которые могли быть потомками обращенных язычников), его принадлежности к священническому или царскому роду. Кроме того, родословия служат связующим звеном между выдающимися историческими личностями; в Книге Бытие Адам, Ной и Авраам связаны именно таким образом (Быт. 5, 11). Матфей связывает Иисуса с ветхозаветными рассказами о патриархах, царском роде Давида и периоде вавилонского плена.

По крайней мере, часть генеалогических документов знатных (особенно священнических) родов хранилась в храме. После разрушения храма в 70 г. претендовать на принадлежность к роду Давида мог каждый, носвидетельство об Иисусе относится ко времени до 70 г., когда оно еще могло быть проверено (Рим. 1:3). Даже после 70 г. свидетельства о происхождении Иисуса из Давидова рода было достаточно, чтобы над Его родственниками нависла угроза преследований со стороны римских властей.

Женщины в древних родословиях обычно не упоминались, но Матфей включает в свой перечень четырех женщин (1:3,5,6), из которых три были язычницами (Быт. 38:6; Нав. 2:1; Руф. 1:4), а четвертая — по меньшей мере, женой язычника (2 Цар. 11:3); при этом Матфей опускает ряд выдающихся женщин эпохи патриархов — Сарру, Ревекку, Лию и Рахиль. Тем самым, опираясь на Ветхий Завет, он дает понять, что замысел Бога о спасении относится ко всем народам (Мф. 28:19).

Исследователи полагают, что некоторые древние родословия включают символический материал, основанный на толковании библейских текстов. Еврейские комментаторы Писания иногда изменяли букву или звук в библейском тексте, чтобы получить возможность истолковать его метафорически. Так, в греческом тексте Мф. 1:10 написано «Амос» (пророк) вместо «Амон» (нечестивый царь; 4 Цар. 21), а в Мф. 1:8 — «Асаф» вместо «Аса» (добрый царь, превратившийся в злого; 2 Пар. 16); но в большинстве переводов это обстоятельство не отражено.

1:17. Матфей опускает ряд имен, как это было принято в родословиях (вероятно, следуя греческому переводу Ветхого Завета), и распределяет имена на четырнадцать групп, по три в каждой для более легкого запоминания. Некоторые комментаторы полагают, что Матфей упоминает четырнадцать поколений по той причине, что численное значение имени «Давид» равно 14 (греч. и евр. буквы использовались также для обозначения цифр; принятая у евреев практика подсчета численного значения слов и выявления соответствующего смысла получила название «гематрия»). Разделение истории на эпохи не было новшеством; в позднейшем еврейском тексте, Второй книге пророка Варуха, история разделена на 14 эпох.

1:18-25 Рождество Иисуса

Древние биографы нередко уделяли внимание чудесному появлению на свет своих героев (что особенно характерно для Ветхого Завета), но непорочное зачатие не находит близких параллелей в других источниках.Греки рассказывали истории о богах, которые оплодотворяли земных женщин, но данный текст ясно указывает, что зачатие не носило сексуального характера; в Ветхом Завете (как и в еврейских преданиях) Богу не приписываются сексуальные свойства. В отличие от древних легенд о чудесном рождении (в том числе в еврейской литературе, напр., 1 Енох. 106), обильно насыщенных мифологической символикой (свет, наполняющий дом при появлении младенца, и т. п.), этот отрывок написан в строго документальном стиле (ср. также: Исх. 2:1—10).

1:18. Обручение (erusin) в те времена было более обязывающим актом, чем современная помолвка, и обычно сопровождалось уплатой (по крайней мере, частичной) выкупа за невесту. Обручение, продолжавшееся, как правило, около года, означало, что жених и невеста связали себя клятвой принадлежать друг другу, но еще не вступили в брачные отношения, поэтому всякие посторонние связи рассматривались как прелюбодеяние (Втор. 22:23-27). Для официального объявления помолвки, помимо взаимного согласия, требовались два свидетеля, а также заявление жениха (по римскому обычаю достаточно было лишь согласия сторон). Хотя в римском обществе при обручении обменивались кольцами, об их использовании палестинскими евреями в этот период ничего неизвестно.

Марии было от двенадцати до четырнадцати лет (но не более шестнадцати), а Иосифу — от восемнадцати до двадцати; по всей вероятности, их брак устроили родители, с согласия Марии и Иосифа. Добрачные отношения между обрученными допускались в Иудее, но, очевидно, не одобрялись в Галилее, поэтому Мария и Иосиф, скорее всего, еще не оставались наедине друг с другом.

1:19. Прелюбодеяние каралось по ветхозаветному закону смертной казнью через побивание камнями; такое же наказание предусматривалось в случае нарушения верности в период обручения (Втор. 22:23,24). Вновозаветное время Иосиф мог просто потребовать развода с Марией и выставить ее на позор; смертный приговор в таких случаях был редкостью, если он вообще когда-либо исполнялся. (Обряд обручения связывал людей очень крепко: так, если жених умирал, невеста считалась вдовой; расторгнуть же помолвку можно было только через развод.) Но женщина с ребенком, разведенная по причине своей неверности, едва ли могла найти себе другого мужа и обычно оставалась без средств к существованию, если у нее не было родителей.

Поскольку развод оформлялся простым документом в присутствии двух свидетелей, Иосиф мог развестись с Марией, не предавая дело огласке (судебное разбирательство назначалось только тогда, когда на разводенастаивала жена). Позднейшие раввинские предания обвиняют Марию в том, что она спала с другим мужчиной, но, судя по тому, что Иосиф взял ее в жены (ст. 24), он в это не верил.

1:20. В Ветхом Завете ангелы часто приносят людям весть во сне; в греческой литературе весть могут приносить умершие (или языческие боги). В Ветхом Завете упоминаются толкователи сновидений, например, Даниил (Дан. 1:17; 2:19-45) и Иосиф, сын Иакова(Быт. 37:5—11;40,41). Начинаясэто-го места и до конца второй главы, многие эпизоды Евангелия от Матфея включает сверхъестественное водительство (сны и звезда).

1:21. В древнееврейском языке имя Иисус (арам. Yeshud, греч. lesous) означает «Яхве спасет». Родители часто давали своим детям значимые имена, но если имя дал Бог, то оно приобретало особый смысл. Согласно учению Ветхого Завета, народ Божий будет спасен в надлежащее время через Мессию (Иер. 23:5,6), и в 1 в. еврейские читатели понимали это спасение как нечто большее, чем персональное прощение. Они молились одне, когда Бог избавит Свой народ от послед-ствий грехов — прежде всего от подчинения врагам; многие верили, что это избавление произойдет, когда весь народ переживет обновление и от всего сердца обратится к Богу. Иисус пришел, чтобы избавить Свой народ отличных грехов и тем самым спасти его от осуждения.

1:22,23. Матфей цитирует Ис. 7:14, обнаруживая хорошее знание контекста Книги Пророка Исайи. Согласно этому контексту, Ассирия опустошит Израиль и Сирию прежде, чем «сын» вырастет (Ис. 7:14-17), откуда, казалось бы, явствует, что Исайя имел в виду своего собственного сына (8:3,4). Но имена всех детей Исайи были символами, указывающими не только на них самих (8:18), а на кого может указывать имя «Ем-мануил», или «С нами Бог» (7:14), как не на сына Давидова, справедливо нареченного «Богом крепким» (9:6; ср.: 10:21; 11:1)?

1:24,25. Иосиф поступает подобно мужчинам и женщинам ветхозаветной эпохи, которые повиновались Божьему слову, даже если казалось, что это противоречит здравому смыслу. Брак — это договор (при обручении; в брачном контракте оговаривались, помимо прочего, финансовые вопросы отношений между семьями), брачная церемония и осуществление брачных отношений, обычно происходившее в первую ночь семидневного свадебного пира и служившее подтверждением брака. Здесь Иосиф признает Марию своей законной женой, но откладывает осуществление брачных отношений до тех пор, пока не родился Иисус. Еврейские учителя считали, что мужчины должны жениться молодыми, поскольку им трудно противиться искушению (многие даже обвиняли женщин за то, что они ходят с непокрытой головой, вызывая у мужчин вожделение). Поведение Иосифа, который живет с Марией, но полностью контролирует свои чувства, может служить идеалом чистоты и непорочности.

Перечитайте снова евангельский отрывок.

 

Вопросы на понимание отрывка

  • Перечислите ключевые моменты в стихах с 18-го по 25-й?
  • Чем удивительно рождение Христа?
  • Какие две важные вещи, связанные с именем, можно узнать о Христе из этого отрывка?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

Вопросы для индивидуального размышления

  • На что, по-вашему, похоже спасение людей от греха?
  • Чем жизнь в мире, где Бог с нами, отличается от жизни в мире, где Бог далеко?
  • Хочу ли я быть спасенным от греха?
  • Какие чувства вызывает у меня мысль о рождении Бога на земле?

Запишите свои ответы в блокнот. Если хотите, поделитесь своими мыслями в комментариях

 

_____

Мы часто воспринимаем рождение Христа как начало — Церкви, христианства, новой эры в истории человечества. Конечно, это так и есть — Рождество Христово действительно положило начало новой эпохе. Но с точки зрения библейской истории, оно является не началом, а концом, не первой главой, а кульминацией. А началось все с Авраама, которого Бог избрал, чтобы произвести от него великий народ. У внука Авраама, Иакова, было 12 сыновей, ставших родоначальниками двенадцати колен (родов) Израилевых. Про одного из них, Иуду, было сказано следующее: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов. » (Быт.49:10) Иудеями эти слова всегда понимались как пророчество о том, что ожидаемый ими Мессия будет потомком Иуды. Одним из потомков Иуды был сын Иессея из Вифлеема, царь Давид, избранный Богом в цари из пастухов. Бог сказал ему: «Когда же исполнятся дни твои, и ты почиешь с отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твое, которое произойдет из чресл твоих, и упрочу царство его. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его на веки. Я буду ему отцом, и он будет Мне сыном; и если он согрешит, Я накажу его жезлом мужей и ударами сынов человеческих; но милости Моей не отниму от него, как Я отнял от Саула, которого Я отверг пред лицем твоим. И будет непоколебим дом твой и царство твое на веки пред лицем Моим, и престол твой устоит во веки«. (2 Цар 7:12-16). Формально эти слова относятся к сыну Давида Соломону, но они также всегда понимались как пророчество о том, что Мессия, истинный Царь Израиля, будет потомком царя Давида. Поэтому, помещая в начале своего Евангелия родословную Христа, евангелист Матфей говорит иудейскому народу и нам, что Тот, о Ком дальше пойдет речь, является именно тем самым долгожданным Мессией. Вы можете узнать больше из статьи библеиста Андрея Десницкого.

С вами Татьяна Зайцева

_____

 

  Толкования

  Протоиерей Александр Мень. Проповедь в Неделю перед Рождеством Христовым

Протоиерей Александр МеньВо имя Отца и Сына и Святого Духа!

Многие из вас, впервые открывая Евангелие от Матфея, наверное, смущались и удивлялись: для чего в нём дается этот перечень старинных и странных имён? Зачем нужно перечисление четырнадцати родов, ещё четырнадцати родов и ещё четырнадцати? А дело в том, что евангелист хотел в этих кратких строках, в этом перечне имён напомнить нам всю историю Ветхого Завета, наполненного ожиданием Спасителя мира.

Читать дальше

И за каждым именем – история жизни. Здесь и праведный Авраам, пошедший вслед за Господом и ничего не пожалевший для Него; здесь и праведная моавитянка Руфь, оставившая отечество и принявшая веру в Единого Бога… Здесь и грешники, и праведники: все они были предками Господа Иисуса по плоти. Но вы скажете: откуда же мы знаем, кто были эти люди? Трудно это всё понять. Почему нам сразу не говорится о том, что нужно для нашего сердца? – А вот тут самое главное – трудное начало Евангелия, которое требует от всех нас некоторых усилий, обозначает всю духовную жизнь. Это не газета, которую прочитал и тут же оставил. Это – Слово Божие, и оно требует от нас сосредоточенности, работы ума, сердца! И тот, кто преодолеет, совершит труд, читая первые строки, – потом пойдёт дальше, и ему будет легче. А тот, кто скажет, открыв Святую Книгу: «Какие-то непонятные тут слова, дальше читать не буду», – тот так и останется без Слова Божия. Значит, надо не просто читать, почитывать, полистывать, а сердцем и умом углубляться в Слово Божие. И вы увидите, что имена эти имеют значение, что эти строки о родословии Иисуса Христа говорят о Нём как о предсказанном Царе-Избавителе. Они говорят о том, что Господь стал сродником человека по плоти, что Он стал одним из нас, что у Него, так же как и у нас, есть деды и прадеды по плоти, что Он вошёл в род человеческий. В эту книгу родства можно было бы вписать всех людей, миллионы, миллиарды людей, – и все они стали бы сродниками нашего Спасителя по плоти. Он с нами породнился, воплотившись от Назаретской Девы, от Девы Марии. Была в старину пословица: «До Бога высоко, до царя далеко». И так нам кажется всегда, когда мы говорим, что Господь где-то на небе, что Он далёк от человека, что наша молитва может быть не услышана. Как будто Господу Богу нужен слишком сильный звук или какая-то необыкновенная святость молящегося, чтобы Он внял нашей молитве. И вот, сегодняшнее Евангелие нам отвечает: нет, не тревожьтесь! Бог здесь! Он с нами! И священное тайное имя Христово – не только Иисус («Господь спасает») и Спаситель, но и Эммануил, что в переводе с древнееврейского языка значит «С нами Бог». Это Святое имя Господа преображает и нашу жизнь. Когда мы с вами недоумеваем, как нам жить и как поступать, – вспомним, что с нами Бог, что Он поможет, если мы к Нему обратимся. Когда мы с вами устаём, изнемогаем под ношей житейского бремени, когда мы с вами страдаем, унываем, и нам кажется, что жизнь наша напрасна, усилия наши тщетны, – мы должны помнить, что с нами Бог. Это есть наша главная надежда, потому что мы не на человека уповаем, а на Бога, ставшего Человеком, на Господа, Который здесь, с нами, не далеко и высоко, а близко – потому что Господь Сам захотел приблизиться к нам. Вот мы приближаемся к дням Рождества Христова! Мы уже поём песнопение: «Христос рождается»! Сегодня мы слышали евангельский рассказ о том, как Иосифу было предсказано в ночном видении, что его жена родит сына, Которому он должен дать имя Иисус, что значит «Спасение Господне», и этот Сын спасёт людей от их грехов. И это означает, что с нами Бог! Поэтому приближается радость! Все мы, согнутые под гнётом своих грехов, забот, печалей и болезней, должны сейчас распрямиться и смотреть вперёд, встречать Господа, как и поётся словами проповеди святителя Григория Богослова: «Христос рождается – идите Ему навстречу»! («Срящите» по-славянски значит «идите навстречу», «встречайте».) И мы идём к Нему навстречу – ведь Он родился не только тогда, Он родился для нас сейчас, потому что Он живёт среди нас! Кто откроет Ему своё сердце, тот будет с Ним обитать и тот познает, что значат слова «С нами Бог! Разумейте, языцы, и покоряйтеся», – то есть «поймите, неверующие, и преклонитесь перед Ним», «яко с нами Бог!» Аминь.

 3 января 1988

  Архиепископ  Аверкий (Таушев). Четвероевангелие. Руководство к изучению

Архиепископ  Аверкий (Таушев)Родословие Господа Иисуса Христа по плоти (Матф. 1:1-17 и Луки 3:23-38)

В двух Евангелиях — от Матфея и от Луки — содержится родословие Господа Иисуса Христа во плоти. Оба они одинаково свидетельствуют о происхождении Господа Иисуса Христа от Давида и Авраама, но имена в одном и в другом не всегда совпадают. Так как св. Матфей писал свое Евангелие для евреев, то ему важно было доказать, что Господь Иисус Христос происходит, как это, согласно ветхозаветным пророчествам, надлежало Мессии, от Авраама и Давида. Он, св. Матфей, и начинает свое Евангелие с родословной Господа, причем ведет его только от Авраама и доводит до «Иосифа, мужа Марии, от которой родился Иисус, называемый Христос».

Читать дальше

Возникает вопрос: почему Евангелие дает родословную Иосифа, а не Пресвятой Девы Марии? Потому что у евреев было не принято вести чью-либо родословную по линии матери. Но так как Пресвятая Дева, несомненно, была единственным ребенком у Иоакима и Анны, то, согласно требованию закона Моисея, Она должна была быть выдана замуж только за родственника из того же колена, племени и рода, а поскольку Иосиф был из племени царя Давида, следовательно, и Она — из того же рода.Святой Лука ставил перед собой другую задачу: показать, что Господь Иисус Христос принадлежит всему человечеству и является Спасителем всех людей, поэтому он ведет родословную Господа от Адама до Самого Бога. В этой родословной, однако, есть некоторые разногласия с родословной от св. Матфея. Так, например, Иосиф, мнимый отец Господа, по Матфею — сын Иакова, а по Луке — сын Илия. Так же и упоминаемый обоими евангелистами Салафиил, отец Зоровавеля, по святому Матфею — сын Иехонии, а по святому Луке — Нирии. Древнейший христианский ученый Юлий Африкан прекрасно объясняет это законом ужичества, по которому, если один из братьев умирал бездетным, другой должен был взять на себя его жену, и «Первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтобы имя его не изгладилось в Израиле» (Второзак. 25:5-6). Этот закон имел силу в отношении не только родных, но и сводных братьев, какими были Иаков и Илий. Отцы у них были разные, но мать одна, Эста. Таким образом, когда Илий умер, Иаков, взяв за себя его жену, восстановил род брата, зачав Иосифа. Отсюда и вышло разногласие, так как св. Лука ведет род Иосифа через Рисая, сына Зоровавеля, и Илия, а св. Матфей — через Авиуда, другого сына Зоровавеля, и Иакова. Женщины, бывшие язычницами или даже грешницами, включены святым Матфеем в родословную Господа не случайно. Этим он хотел показать то, что Бог, не погнушавшийся причислить к избранному народу таких женщин, не гнушается призывать язычников и грешников в Свое Царство: не заслугами своими спасается человек, а силою все очищающей благодати Божией. Рождество Христово О рождестве Христовом и о событиях, связанных с ним, повествуют нам только два Евангелиста: св. Матфей и св. Лука. Св. Матфей сообщает об откровении тайны воплощения праведному Иосифу, о поклонении волхвов и бегстве семейства в Египет и об избиении вифлеемских младенцев, а св. Лука более подробно описывает обстоятельства, при которых родился Христос Спаситель в Вифлееме, и поклонении пастырей.

Откровение Иосифу тайны Воплощения (Матф. 1:18-25).

Св. Матфей сообщает о том, что вскоре после обручения Пресвятой Девы со старцем Иосифом, «прежде, нежели сочетались они», то есть прежде заключения полного настоящего брака между ними, Иосифу стало ясным состояние зачатия во чреве, в котором находилась обрученная ему Мария. Будучи праведным, а значит справедливым и милосердным, Иосиф не захотел обличить мнимого Ее преступления перед всеми, чтобы не подвергать Ее позорной и мучительной смерти согласно закону Моисея (Второзак. 22:23-24), а намеревался тайно отпустить Ее от себя без оглашения причины. Но когда он помыслил это, явился ему Ангел Господень и объяснил, что «Родившееся в Ней есть от Духа Святого», а не плод тайного греха. Далее Ангел говорит: «Родит же Сына, и наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их»; имя Иисус, по-еврейски Иегошуа, значит — Спаситель. Чтобы Иосиф не сомневался в истинности сказанного, Ангел ссылается на древнее пророчество Исайи, которое свидетельствует о том, что это великое чудо бессеменного зачатия и рождение от Пресвятой Девы Спасителя мира было предопределено в предвечном совете Божием: «Се, Дева во чреве примет, и родит Сына…» (Исайя 7:14). Не следует думать, что пророчество не исполнилось, если пророк говорит: «нарекут ему имя Эммануил», а Рожденного от Девы Марии нарекли Иисусом. Эммануил — имя не собственное, а символическое, означающее «с нами Бог», то есть, когда совершится это чудесное рождение от Девы, люди будут говорить: «С нами Бог»; ибо в Его лице Бог сошел на землю и стал жить с людьми — это лишь пророческое указание на Божество Христово, указание на то, что этот чудесный Младенец будет не простым человеком, но Богом. Убежденный словами Ангела Иосиф «принял жену свою», то есть отказался от намерения отослать Ее от себя, оставил жить в своем доме как жену, и «не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца». Это не значит, будто после рождения Иисуса он «познал» Ее и стал жить с Ней как с женой. Справедливо замечает Златоуст, что просто невероятно допустить, чтобы такой праведник, каким был Иосиф, решился бы «познать» Пресвятую Деву после того, как Она так чудесно сделалась матерью. В греческом тексте слово «эос» и в церковнославянском — «дондеже», означающие пока, до того как, никак нельзя понимать так, как хотят понимать их те, кто не чтит Пресвятой Девы: протестанты и сектанты; будто до рождения Иисуса Иосиф «не знал» Ее, а потом «познал». Он совершенно никогда не знал Ее. В Священном Писании слово «эос» употребляется, например, в описании об окончании потопа: «не возвратился ворон в ковчег доколь («эос») не иссякла вода от земли» (Быт. 6:8), но ведь он и потом не возвратился. Или также, например, слова Господа: «Я с вами во все дни до («эос») скончания века» (Мат. 28:20); ведь не значит же это, справедливо замечает блаженный Феофилакт, что после скончания века Христос уже не будет с нами. Нет! Тогда-то именно тем более будет. «Первенцем» же Иисус называется не потому, что Пресвятая Дева имела после Него других детей, а потому, что Он родился первым и притом единственным. В Ветхом Завете, например, Бог повелевает освятить Себе «всякого первенца», независимо от того, будут ли после него в семье другие дети или нет. А если в Евангелиях упоминаются «Братья Иисуса Христа» (Матф. 13:55; Иоан. 2:12 и др.), то это совсем не значит, будто они были Его родные братья. Как свидетельствует предание, это были дети Иосифа-обручника от первого брака.

   Архиепископ Никифор (Феотокис). «Каким образом воплощение бывает и падением и восстанием». Толкование на Евангелие от Матфея в неделю пред Рождеством Христовым 

Архиепископ Никифор Фетокис (в миру Николай Петрович Никольский)Мф. 1:1-25

Ни един никогда историк, описывая родословие какого-либо человека, не писал так высоко, как написали сии два Евангелиста, Матфей и Лука, описывая родословие Иисуса Христа. Матфей начинает родословие от Авраама, и низводит до Иисуса Христа: Лука же, начав от Иисуса Христа, восшел даже до Бога. Посему, читая оное, кажется тебе зримою лествица патриарха Иакова. На патриаршеской лествице Ангелы Божии восходили до неба и нисходили до земли: во Евангельском родословии праотцы Христовы восходят до Бога и нисходят до Самого Иисуса Христа, воплотившегося на земли.  

Читать дальше

Два суть рождения Иисуса Христа: Божественное от Отца без матери, и человеческое от Матери без отца. Виждь же, како Лука изобразил Божественное, возвестив Иисуса Христа Сыном Божиим и написав: «Сын Еносов, Сифов, Адамов, Божий» (Лк.3:38); а Матфей человеческое, показав бывшее Его рождество от Девы и написав: «Иисус же Христово рождество сице бе» (Мф.1:18), и проч. В сей же день, который называется неделею пред Рождеством Христовым, для того читается родословие Иисуса Христа, да мы, слыша о сем, приуготовим себя к празднованию спасительного Рождества нашего Спасителя. Толкование сего родословия, всякую являющуюся трудность отъемлющее, и творящее понятным в оном святой и таинственный разум, увеселит сердца слушателей, и возбудит в них Божественную ревность и охоту к добродетели. Блажен, кто сего послушает с должным вниманием и благоговением.

Мф. 1:1 «Книга родства Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамля.»

Се преславное достоинство, и описание, достойное удивления! «Книга родства Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамля». Кто спросит, как называется книга Евангелия от Матфея? Ответствуем: книга родства Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамля. Почему же написал «родства», а не рождества? Ибо имя родства взимается в пространнейшем смысле, нежели имя рождения. Родство заключает не токмо родство, но и деяния, и бытие, и жизнь, и смерть. И как Пророк Моисей написав: «сия книга бытия человеча» (Быт.5:1), показал сим, что им написанная книга, Пятокнижие, содержит и бытие и деяния, и жизнь тогда бывших человеков: так и Евангелист Матфей, предначав: «книга родства Иисуса Христа», показал сим, что сложенное им Евангелие содержит и бытие, и жизнь, и чудеса, и учение, и страдание, и смерть, и все касательно Иисуса Христа. Слово же Иисусна Еврейском диалекте значит Спасителя, и для того наречен Он Иисусом, что есть Спаситель мира: слово же Христосзначит Помазанника. Ибо Иисус, яко человек, был помазан не вещественным елеем, якоже были помазаны священники и цари, но Святым Духом, якоже о Нем пророчествовал Исаия, говоря: «Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя» (Ис.61:1). Сыном же, то есть отраслию, Давида и Авраама назвал Иисуса Христа, ибо самым делом от них произошла Всесвятая Богородица, от которой Христос восприяв плоть, вочеловечился. Предположил же Давида Аврааму: ибо Давид был ближе к Иисусу Христу и славнее Авраама, и поколику предсказали Пророки, яко Он от семени Давидова воплотится, а паче сам Давид показал, яко клятвою подтвердил ему Бог, что от плода чрева его взыдет на величественный небесный престол: «клятся Господь Давиду истиною, и не отвержется ея: от плода чрева твоего посажду на престоле твоем» (Пс.131:11). Поелику же так описал Евангелист в святом своем Евангелии, как и все, тщательно повествующие о каком-либо человеке, начинают прежде от сего, прародителей, потом, показывая его рождество, описывают и все прочее: сего для, во-первых, по порядку описывает прародителей Иисуса Христа, начиная от Авраама и продолжая:

Мф. 1:2 «Авраам роди Исаака, Исаак же роди Иакова, Иаков же роди Иуду и братию его.»

Начинается родословие Иисуса Христа от Авраама: ибо он есть первый из Иудейского рода, от которого Христос родился, и его первого вера вменися ему в правду (Рим.4:9), и ему первому Бог давал обещания, яко в нем, то есть чрез рожденного Спасителя Христа от его семени, благословятся вси земные языцы: «и благословлю», говорил ему Бог, «благословящия тя, и кленущия тя проклену: и благословятся о тебе вся племена земная» (Быт.12:3). Упомянул же токмо об одном имени Иуды, умолчав о именах его братий, для того, что от колена его воплотился и родился Христос, якоже Патриарх Иаков, предвозвестив, сказал: «скимен львов Иуда, от леторасли сыне мой возшел еси, возлег уснул еси яко лев, и яко скимен: кто возбудит Его?» (Быт.49:9) И Апостол Павел подтвердил, говоря: «яве бо, яко от колена Иудова возсия Господь наш» (Евр.7:14). Продолжая убо Евангелист по порядку происшедших от Иуды, говорит:

Мф. 1:3-4 «Иуда же роди Фареса и Зару от Фамары. Фарес же роди Есрома. Есром же роди Арама. Арам же роди Аминадава. Аминадав же роди Наассона. Наассон же роди Салмона.»

Почему упоминает не токмо о Фаресе, отце Есрома, и по отце ниже следовавших, но и о брате его Заре? Ибо они были двойни, что случившееся при рождестве их было прообразованием Божественной вещи. Когда пришел час рождения их, прежде показал свою руку Зара, которую узрев, предстоящая баба немедленно обвязала червленою нитью, и он паки скрыл сию купно с червленою нитью; и потом вышед Фарес, прежде того родился (Быт.38:29; 1Пар.2:5, 10; Руф.4:19), — что было знаком того, что как явилась рука Зары прежде рождества Фаресова, тако прежде закона — Евангельская вера [*]. Ибо все святые, бывшие прежде закона, чрез веру во Христа, а не законом оправдишася. Жили же Евангельски Авраам, Исаак, Иаков и все праведные, бывшие прежде закона. Когда же открылся закон, прекратилась Евангельская жизнь, так, как скрылась рука Зары. По рождении Фареса, вышел из чрева и означенный червленою нитью Зара, то есть воссияла вера, кровию Иисуса Христа запечатленная. Упомянул же Евангелист и о матери их Фамаре, хотя незаконно родила их, да сим покажет, что нимало не препятствует родительское нечестие во угождении Богу.

Мф. 1:5-7 «Салмон же роди Вооза от Рахавы. Вооз же роди Овида от Руфы. Овид же роди Иессеа. Иессей же роди Давида царя. Давид же царь роди Соломона от Уриины. Соломон же роди Ровоама. Ровоам же роди Авиа. Авиа же роди Аса.»

О трех женах, Рахаве, Руфи и Урииной, то есть Вирсавии, упомянул Евангелист. Рахав есть та самая иноплеменная Раав блудница, принявшая присланных во Иерихон смотрителей, которая, будучи спасенною Иудеями, была причислена к ним (Руф.4:21; 1Пар.2:11; 2Цар.12:24; 3Цар.11:43, 14:31, 15:8) [**]. Упомянул же о сей и Пророко-царь Давид, говоря: «помяну Раав и Вавилона ведущим мя» (Пс.86:4). Руфь же хотя была также иноплеменная, родом Моавитянка, однако оставив идолопоклонство, отечество и родство, уверовала в истинного Бога и присоединилась к Иудеям, почему и Вооз взял сию себе в жену. А Вирсавия есть та самая, ради которой Давид, учинив прелюбодеяние и убийство, явил грешникам пример покаяния. Упомянул убо Евангелист о Рааве и Руфи, да сим покажет, яко пред Богом «несть Иудей, ни Еллин: несть раб, ни свободь: несть мужеский пол, ни женский» (Гал.3:28); но все, к Нему приходящие, суть едино и то же. И как Раав, приняв смотрителей, спаслась: также и Руфь, оставив отеческую веру и уверовав в Бога, удостоилась быть прародительницею Христовою: так языческая церковь, прияв Апостолов и оставив идолослужение, приобщилась спасению. О Вирсавии же упомянул, да покажет силу покаяния и обнаружит, что оно так заглаждает грех, что раскаявшийся грешник не почитается грешником, но праведным.

Мф. 1:8-10 «Аса же роди Иосафата. Иосафат же роди Иорама. Иорам же роди Озию. Озиа же роди Иоавама. Иоавам же роди Ахаза. Ахаз же роди Езекию. Езекиа же роди Манассию. Манассиа же роди Амона. Амон же роди Иосию.»

Озия был тот царь, который дерзнул приносить жертву во храме и ради того был поражен проказою. Он же был двуименный, ибо назывался Азариею. Знать же надобно, что Озиа или Азариа не был сын Иорамов, но был от его колена. Ибо Озиа или Азариа был сын Амассии, Амассиа же Иоассов. Из чего видно, что Евангелист Матфей умолчал о сих трех именах: Охозии, Иоасса и Амассии (1Пар.3:10, 15, 26:19, 3:11-12; 4Цар.15:1). Умолчал же о сих либо потому, что они были склонными к неверию и пороку, как свидетельствует Божественное Писание, либо поелику, яко неверных и порочных, были исключены имена из Еврейских книг, либо Евангелист с намерением представил токмо три четыредесятницы от Авраама до Христа (4Цар.8:27; 2Пар.24:18, 25:14).

Мф.1:11 «Иосиа же роди Иехонию и братию его, в преселение Вавилонское.»

И здесь паки умалчивает священный Матфей о имени Иоакима. Ибо Иехониа не был сын, но внук Иосии, как свидетельствует книга Паралипоменон: «сынове же Иосиины, первенец Иоахаз, вторый Иоаким, третий Седекиа, четвертый Селлум (он же Иоахаз), сынове же Иоакимовы, и Иехониа сын его, Седекиа сын его» (1Пар.3:15; 2Пар.36:2-3). Умолчал же о имени Иоакимовом, ибо сей не по закону и уложению был царем. Поелику Фараон Нехао, брата Иоахаза, законного царя Иерусалимского, переселил в Египет, где он и скончался, а сего Иоакима поставил царем, переименовав его из Елиакима: «и постави царем», пишется в четвертой книге Царств, «Фараон Нехао над ними Елиакима, сына Иосии царя Иудина, вместо Иосии отца его, и премени имя ему Иоаким: Иоахаза же взя, и введе во Египет, и умре тамо» (4Цар.23:34). Два же было преселения Иудейских в Вавилон. Первое при Иоакиме сыне Иосиевом, второе не задолго при Иехонии, и сие было известнейшее преселение (4Цар.24:25). Ибо тогда Навуходоносор преселил многие тысячи Иудейского народа с царем Иехониею, называемым Иоакимом из Иерусалима в Вавилон (2Пар.36:6-10).

Мф. 1:12 «По преселении же Вавилонстем, Иехониа роди Салафииля. Салафииль же роди Зоровавеля.»

Поелику Иехония осьми лет взошел на царский престол, и царствовал токмо три месяца, потом со множеством народа преселен был от Навуходоносора в Вавилон, где и скончался: явствует, что уже по преселении, находясь в Вавилоне, родил он Салафииля, а Салафииль Зоровавеля; Зоровавель же возвратился в Иерусалим и тамо создал жертвенник Богу (1Пар.3:17; 1Ездр.3:2-8, 4:2; 4Цар.25; 2Пар.3:17).

Мф. 1:13-15 «Зоровавель же роди Авиуда. Авиуд же роди Елиакима. Елиаким же роди Азора. Азор же роди Садока. Садок же роди Ахима. Ахим же роди Елиуда. Елиуд же роди Елеазара. Елеазар же роди Матфана. Матфан же роди Иакова.»

Иудеи имена своих священников и царей тщательно замечали, по свидетельству Иосифа Флавия [***]. Подтверждает же сие и книга Ездры, где пишется, что по возвращении Иудеев от Вавилона, поелику некоторые из священников не обрелись вписанными, лишены были священства: «тии искаша», свидетельствует Ездра, «писания роду своему, и не обретоша, и изгнани суть от священства» (1Ездр.2:62). Убо священный Матфей имена, бывшие прежде Авиуда, взял из Священного Писания. После же Авиуда и далее имена были ему известны, либо по тем запискам, либо по преданию, либо будучи наученным от Святого Духа, поместил оные для полного родословия от Авраама даже до Христа.

Мф. 1:16 «Иаков же роди Иосифа, мужа Мариина, из неяже родися Иисус, глаголемый Христос.»

В сих словах три заключаются неудоборешимости. Первое, почему Матфей назвал Иаковом отца Иосифова, а Лука Илиею? Второе, почему оба сии Евангелисты, описывая родословие Иисуса Христа, назвали Иосифа яко истинным отцем Его по плоти? Третье, почему между родословиями сих обоих, то есть Матфея и Луки, великое находится различие не токмо в именах, но и в числе? Первое недоумение решишь, если рассмотришь, что отец Иосифов, так как и другие прочие, имел два имени, назывался, то есть, Иаковом и Илиею; либо поелику он имел двух отцев, одного естественного, а другого законного, ибо Моисейский закон повелевал, чтобы брат умершего бесчадного брал его жену, и родившееся отроча называлось чадом умершего (Втор.25:5). Касательно же второй неудоборешимости, не усомнишься, если познаешь: первое, что не только Иудеи, но и язычники никогда не писали женского родословия; второе, что Иудеи, будучи разделенными на дванадесять колен, не из другого, но из своего поимали себе жен; третье, что самое обручение называлось браком, хотя бы обрученные лица и чужды были совокупления, так как и Евангелист назвал Иосифа мужем Приснодевы Марии; четвертое, что оба сии Евангелисты, имея намерение представить Иисуса Христа, происшедшего от Авраама и от колена Иудова, тако написали. Ибо, описав родословие Иосифово, и порядок наблюли намерение исполнили, поколику Пресвятая Богородица, из неяже родися Христос, яко обрученная Иосифу, не от другого, но от Иосифова колена, то есть от колена Иудова, произошла. Посему они, описав родословие Иосифа, купно описали и родословие Приснодевы Мариам. Для решения же третьего недоумения нужно знать следующее: первое, поелику тогда иные были двуименные, а иные имели двух отцев, как показали; того для во Святом Писании сих повествований видим различные имена; второе, что Матфей не всегда наблюдал порядок от отца к сыну, но иногда от отца ко внуку и правнуку, оставив тех имена, как выше видели; притом более касался родословия царского, и иногда самых естественных бывших сыновей; но Лука писал от отца к сыну естественным порядком; третье же, что Матфей вел родословие Иосифа от Соломона (Мф.1:7; Лк.3:31), а Лука от другого Давидова сына, то есть Матфана. Подтверждают же сие и Григорий Назианзин, и Евсевий Кесарийский [****].

Мф. 1:17 «Всех же родов от Авраама до Давида, родове четыренадесяте: и от Давида до преселения Вавилонскаго, родове четыренадесяте: и от преселения Вавилонскаго до Христа, родове четыренадесяте.»

Явствует, что Евангелист с намерением хотел представить числом три четыренадесятицы. Ибо во второй четыренадесятице, то есть, от Давида до преселения Вавилонского, хотя умолчал о трех именах — Охозии, Иоаса и Амассии, также и о имени Иоакима и о упоминаемом имени в третьей четыренадесятице — Иехонии, однако без всякой премены так написал: «от Давида до преселения Вавилонскаго родове четыренадесяте». Но понеже невозможно нам и думать, что Евангелист напрасно и без всякой причины старался написать три четыренадесятицы: очень вероятным кажется, что и четыренадесятое число и три четыренадесятицы заключают таинственный смысл, изъявляющий Божественные вещи. Богослов Григорий, сделав замечание на родословие, описанное Лукою, в том, что Христос был седмьдесять седмый от Адама, показал в своем поучении на день Пятидесятницы, рассуждая о седьмочисленном числе, и о седмьдесять седьмом от Адама до Христа. И хотя ничего не сказал о трех Матфея четыренадесятицах, однако подал нам случай к дальнейшему умствованию. Седьмое число значит, кроме другого, покой Господа от дел: «и почи», пишется, «в день седмый от всех дел Своих, яже сотвори» (Быт.2:2). Но как есть дело Божие творение мира, так его и возобновление: было же возобновление чрез воплощение. Ибо и Сам Спаситель наш тако говорил: «дело соверших, еже дал Ми еси, да сотворю» (Ин.17:4); также и вися на Кресте: «совершишася!» Что ж совершилось? Известно, яко дело спасения. Два убо суть дела Божия, творение и возобновление мира: а следственно, два и покоя из сих дел. Поколику же дважды седмь делает четыренадесять, того для четыренадесятое число означает сии два покоя. Представляет убо Евангелист три четыренадесятицы, да сим покажет покой Пресвятой Троицы от сих двух дел. Изложив же тако таинственным образом Христово родословие, начинает описывать и безсеменное Спасителя воплощение, говоря:

Мф. 1:18 «Иисус Христово рождество сице бе: обрученней убо бывши Матери Его Марии Иосифови, прежде даже не снитися има, обретеся имущи во чреве от Духа Свята.»

По трем причинам благоволил Бог Приснодеве Марии обрученной быти Иосифу. Первая, да избежит смертной беды. Ибо смерть была наказанием той девы, которая, не имея мужа, имела во чреве: а обручение, подавая случай каждому думать о зачатии в ее чреве от обручника, творило ее безопасною. Второе, да Христово родословие покажет происшедшим от рода Авраамля и колена Иудова (Втор.22:23-24). Ибо сие не могло бы быть, если бы Дева не была обручена мужу от колена Иудова. Третье, да обручник Иосиф, не имея никакого сомнения, послужит в нуждах рожденному Христу, а паче во время гонения Ирода. Избран же был Иосиф паче всех других для сего служения потому, что добродетелию всех других превосходил. Виждь же, како тщательне Евангелист изобразил безсеменное рождество всесвятой Матери: «обрученней», написал, «бывшей Матери Его Марии Иосифови». Обручение же не есть брак, хотя яко брак почитается. Потом да не подумает кто, что хотя не брак есть обручение, однако Иосиф имел соединение с Девою, присоединил сие: «прежде даже не снитися има, обретеся имущи во чреве». Но и сим будучи недовольным, да не заключит кто о бракоокрадовании, в чем Иосиф и сам подзирал ее, отъял всякое сомнение, написав, яко зачала она от Святого Духа: «обретеся имущи во чреве от Духа Свята», то есть, зачала силою и наитием Всесвятого и Всемогущего Духа.

Мф. 1:19 «Иосиф же муж ея праведен сый, и не хотя ея обличити, восхоте тай пустити ю.»

Праведный хотя означает человека, никого не обижающего, значит однако и исполненного всякой добродетели. Посему, как назывался праведный Ной и Иов, так и Иосиф (Быт.6:9). Виждь же его добродетели: кротость, незлобие, любовь к ближнему, ревность к закону Божию, премудрость! Подзирает в любодействе, но однако с кротостию и незлобием терпит до времени. Если бы предал Святую Деву на суд, был бы примером бесславия и жестокости; ибо наказанием ее долженствовала быть смерть. Любовь к ближнему воспящала в сем деле; ревность к закону Божию побуждала его оставить ту, яко прелюбодейцу. И если бы явно разрешился с нею, довольно бы сего было к осуждению ее. Мудрость его открывала ему средство благочестивое и похвальное. Он не хотел ни обнаружить ее, ни постыдить в мнимом сем грехе; не хотел однако и жить с нею, — восхотел тайно с нею разрешиться: «восхоте тай пустити ю». И тако размышлял праведный Иосиф: послушай же, что строит Божие провидение, которое определило его хранителем Девы и служителем от нее рожденному Христу.

Мф. 1:20 «Сия же ему помыслившу, се Ангел Господень во сне явися ему, глаголя: Иосифе, сыне Давидов! не убойся прияти Мариам жены твоея: рождшеебося в ней, от Духа есть Свята.»

Для чего Ангел назвал Иосифа сыном Давидовым? Да познаем, что и обрученная ему была от колена Давидова, а следственно да не сомневаемся, яко от семени Давидова восприял плоть единородный Сын Божий, по предсказаниям Пророков. Для чего же сказал Иосифу: не бойся? Ибо он, опасаясь нарушить закон, хотел отпустить Святую Деву. Почему обнадеживал его, говоря: не бойся нарушить закон, не отпустив жену твою. С намерением же назвал ее женою его, да тако уверит его, что она была чиста и непорочна. Не страшись законного нарушения, ибо она зачала не от мужа, но силою Святого Духа.

Мф. 1:21 «Родит же Сына, и наречеши имя Ему Иисус: Той бо спасет люди Своя от грех их.»

Се существенное значение имени Иисуса, которое показал не человек, но Ангел Господень! Мария, сказал Ангел Иосифу, родит Сына, и ты назовешь Его Иисусом, поелику Тот будет Спасителем Своего народа, то есть, Спасителем всего человеческого рода, поколику спасет от грех их всех, в Него верующих.

Мф. 1:22-23 «Сие же все бысть, да сбудется реченное от Господа Пророком глаголющим: Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил: еже есть сказаемо, с нами Бог.»

Хотя некоторые утверждают, что сии слова не суть Ангельские, но Евангелиста; однако сего по связи слова принять не можно [*****]. Ибо если бы сие сказал Евангелист, понеже он же сказал: «сие же все бысть», следовало бы нам признать, что и бывшее Иосифу явление Ангела было предсказано Пророком: но такового пророчества не было ни в вышепредложенных Пророческих словах, ниже на другом каком-либо месте. Ангельские убо были и сии слова, якоже вышепредложенные. Ангел, по силе связи слов, так говорил: знай, Иосифе, что все сие, то есть безсеменное рождение и зачатие от Святого Духа, и имя Сына Мариамы, было, да исполнится слово Божие, реченное устами Пророка, который был Исаия, а слово Божие, им сказанное, следующее: «сего ради даст Господь Сам вам знамение: се Дева во чреве зачнет, и родит Сына, и наречеши имя Ему Еммануил» (Ис.7:14). И хотя Исаия просто написал слово Божие, но Ангел истолковал и имя Еммануила, говоря, что сие значит: «с нами Бог». Если убо злобствующий Иудей скажет, что Исаия не назвал Девою, но отроковицею, и что Христос не был называем Еммануилом, но Иисусом: ответствуй ему, что седмьдесяточисленные толкователи, переведши с Еврейского языка сие Исаиино слово, «Девою», гораздо были разумнее такового, коварно мудрствующего; и что сам Исаия, да покажет, яко Дева родит Христа, так написал: «сего ради даст Господь Сам вам знамение», то есть чудо. Родить же жене не есть чудо, ибо сие бывает по естеству, но родить Деве: ибо сие есть паче естества, и никогда не случалось, кроме Христова рождения. Касательно же имени Иисуса, так ответствуй ему, что имя Еммануил то же значит, что Иисус. Ибо когда Бог пребывает с нами, есть Спаситель наш, и мы спасеннии. Нужно же, сверх сего, вникнуть в разум Ангельских словес. Он как бы по степеням вел Иосифа, и приуготовил его к приятию веры, сей неизреченной тайны. Не сказал прежде, яко Мариам есть Дева, и родит Девою, да не возмутится, услышав о сем: но во-первых, яко действием Святого Духа зачала, потом показал ему, что рождаемое от нее будет Спасителем мира; напоследок объявил ему и о девстве и безмужном рождении, подтвердив глаголемая им словом Божиим, которое предсказал Пророк Исаия. Что же учинил Иосиф, услышав сии Ангельские слова?

Мф. 1:24-25 «Востав же Иосиф от сна, сотвори якоже повеле ему Ангел Господень: и прият жену свою. И не знаяше ея, дондеже роди Сына своего первенца, и нарече имя Ему Иисус.»

Како не усомнился Иосиф, услыша о сих преславных вещах и узрев во сне Ангела? Благодать Божия такую веру насадила в его сердце, что он, восстав от сна, не недоумевал, ниже сомневался о Ангельской беседе; но, будучи уверенным и убежденным, все то исполнил, что повелел ему Ангел, то есть: принял Святую Деву, со всяким старанием и благоговением сию сохраняя, и когда родила Спасителя мира, назвал Его по Ангельскому заповеданию Иисусом. Знай же, что как сие: «не возвратися» вран в ковчег, «дондеже изсяче вода от земли» (Быт.8:7); также: «се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Мф.28:20), и сие: «седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих» (Пс.109:1), означают всегдашнее время, поколику ни вран когда-либо возвращался в ковчег, ниже Иисус отлучился от Апостолов, и не сидел одесную Бога Отца Своего: так и сие — «не знаяше ея, дондеже роди Сына своего первенца», значит то, что Иосиф никогда не имел плотского совокупления со Святою Девою; но она была Девою и прежде рождества, и в рождестве, и по рождестве — и вечно пребывает. Также слыша слово «первенца», не подумай, яко Пресвятая Богородица родила и других сыновей: ибо здесь слово «первенец» не другое что означает, как токмо первого и единородного, якоже и сие: «перворожден всея твари» (Кол.1:15).

Беседа о том, каким образом воплощение бывает и падением и восстанием

Хотя показанные Ангелом Иосифу Иисуса Христа совершенства суть знаменитые, однако гораздо превосходят возвещенные Архангелом Гавриилом святой Деве Марии. Сравнив сказанное Ангелом Иосифу со словами Архангела, бывшими к Деве, познаешь, яко благовестие Архангела явственнее показало Божество Иисуса Христа; и сему не для чего удивляться. Ибо сколько превосходила святость Богородицы добродетель Иосифа, столько и благовестие, бывшее к оной, превосходнее было тому возвещенного.

Ангел, явившись во сне Иосифу, прогоняет греховный страх, говоря: «Иосифе сыне Давидов! не убойся прияти Мариам жены твоея» (Мф.1:20). Архангел, представ Деве бдящей, отдаляет от души ее неимоверный страх, вещая: «не бойся Мариам!» объявляя и благодать, каковую она обрела пред Богом: «обрела бо еси благодать у Бога» (Лк.1:30). Прогоняет страх, а купно и печаль, принося ей радость: «радуйся благодатная!» Возвещает соединение Бога с человеком: «Господь с тобою!» и благовествует благословение: «благословенна ты в женах»! (Лк.1:28) Виждь же, как плотская праматерь Ева за грех свой услышала сие: «умножая умножу печали твоя и воздыхания твоя, в болезнех родиши чада»; также: «проклята земля в делех ея» (Быт.3:16-17): так и духовная Матерь – Мариам, за превосходную свою добродетель, получила воздаяние скорби, то есть радость, и врачевство проклятия, то есть благословение: «радуйся благодатная, Господь с тобою: благословенна ты в женах!»

Ангел кратко сказал Иосифу, яко силою Святого Духа Христос зачат есть во чреве Матери Его: «рождшеебося в ней от Духа есть Свята» (Мф.1:20): Архангел явственнее показал Деве дело Божественного вочеловечения, сказав, яко не токмо наитием Святого Духа, но и силою Бога Отца совершится великая тайна воплощения Слова: «Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя» (Лк.1:35). Ангел объявил Христово имя: «родит же Сына, и наречеши имя Ему Иисус» (Мф.1:21). То же самое сказал и Архангел, но еще присовокупил, яко Иисус будет велий и Сын Вышнего, и яко царствие Его будет вечное и нескончаемое: «Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется: и даст Ему Бог престол Давида Отца Его, и воцарится в дому Иаковли во веки: и царствию Его не будет конца» (Лк.1:32-33). Сказал напоследок, яко Сей будет Святым и Сыном Божиим: «темже и раждаемое свято, наречется Сын Божий» (Лк.1:35).

И так, рожденный от Девы есть низложитель греха, прогонитель печали, объявитель радости, разделитель благовещения, податель благодати, Иисус Спаситель мира. Он наитием Святого Духа и силою Бога Отца зачат был в Матерней утробе, и восприяв от нее плоть, родился. Он есть велий, Сын Вышнего, Царь веков, имеяй бесконечное Царствие; Он есть Святый, Он есть Сын Божий, Он есть Бог и человек. Сии-то суть преимущественные совершенства Иисуса Христа, которые описали нам святые Ангелы! Таковые-то суть свидетельства небесных Сил, чрез которые засвидетельствовано Божество Иисуса Христа еще прежде рождения; свидетельства, увеселяющие сердце и исполняющие человеческую душу спасительным упованием! Если единородный Сын Божий сошел с высоты Божественной Своей славы на степень человеческого унижения и, будучи истинным Богом, смирил Себя, «зрак раба приим» (Флп.2:7, 9); если восприял имя, паче всякого имени, то есть Иисуса Спасителя; если пришел в мир, «не да судит мирови, но да спасется Им мир» (Ин.3:17), — если пришел в мир, «грешники спасти» (1Тим.1:15): радуйтесь, людие, и веселитесь! Возсия радость и веселие и спасение всем человеком в мире. Заглажден грех, преста печаль, отъято проклятие, ниспослано благословение, заграждена дверь мучения, а отверзается райская. Уже все мы теперь находимся спасенными, все наследниками небесного Царствия.

Но находясь среди таковой радости, слышу глас единого праведного мужа, исполненного Святого Духа, — Симеона, говорю, имевшего откровение «не видети смерти, прежде даже не узрит Христа Господня» (Лк.2:26). Он, узрев Его младенцем и приняв во свои объятия, и сказав: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром» (Лк.2:29), — обратясь к Матери Его Мариаме, сии достойно-замечательнейшие произнес слова: «се лежит Сей на падение и на востание многим во Израили, и в знамение пререкаемо» (Лк.2:34).

«Знамение пререкаемо». Известно есть пререкание сего знамения. Иисус на небеси Ангелами, яко Вседержитель, почитаемый, Сей на земли Девою, яко младенец повивается. Везде сый, яко беспредельный, во храме яко ограниченный Симеоном приемлется. Сый на небеси в недрах Отчих, на земли в матерних объятиях безначальный и временный. Безначальный, яко соприсносущный безначальному Отцу, — временный, яко рожденный от Матери, «егда прииде кончина лета». Видимый и невидимый: видимый, поколику есть плоть; невидимый, ибо есть Дух. Неосязаемый и осязаемый, неприступный и приступный: Бог купно и человек. Вот пререкаемое знамение. Пререкаемое в рассуждении человеческого понятия и расположения, нимало же не противоречащее могуществу, премудрости и благодати Бога.

Но каким образом Он лежит на падение, лежит я на восстание многим, — то есть, каким образом бывает Он причиною падения и восстания? Не бывает Он причиною падения, никого Он не погубляет, но Сый светом мира, просвещает всех, да восстанут от тьмы неверия и греховной глубины. Сияющее солнце везде простирает свои лучи; заграждающие свои очи не видят света, но пребывают помраченными. Кто же бывает виною им помрачения? Солнце ли, сияющее и всех равно просвещающее, или они, не отверзающие своих очес, и не хотящие видеть света? Известно, яко не солнце, но они, по нехотению своему просвещаться лучами света.

Сияющее солнце все места просвещает: однако имеющие больные очеса, взирая на свет, повреждают себе. Что ж бывает причиною повреждения? Свет ли, или болезнь очес? Без сомнения, болезнь очес, а не свет.

Воссиял в Вифлееме свет благодати Иисуса Христа. Рождение от Девы Матери; светлейшая и необыкновенная звезда, явившаяся над вертепом; слава Господня воссиявшая пастырям; Ангел, благовестивший им велию радость и показавший признак Рожденного, говоря: «и се вам знамение: обрящете Младенца, пеленами повита лежаща в яслех» (Лк.2:12); множество небесного воинства Святых Ангел, воспевавших Богу и глаголавших: «слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк.2:14); восточные Цари, пришедшие и поклонившиеся Ему, и принесшие Ему честные дары, злато яко Царю всех, ливан яко смертному человеку, и смирну яко бессмертному Богу: все сие было светом без сравнения светлейшим вещественного света. Когда же сей был в Иерусалиме, тогда столько воссиял свет небесного Его учения, что и самые посланные привести Его, дивившись, говорили: «николиже тако есть глаголал человек, яко сей Человек» (Ин.7:46). Толикое тогда множество было преславных Его чудодеяний, что весь удивлялся народ, говоря, «яко николиже явися тако во Израили» (Мф.9:33). Однако те, которые, по нерадению и жестоковыйности, закрыв свои очеса, не восхотели просветиться сим Божественным светом, не уверовали, но пребывали во тьме неверия и погибли: «не веруяй бо, уже осужден есть» (Ин.3:18). Также и те, которые видели свет, но имели душевные очи, помраченные гордостию и завистию и другими страстями, чрезмерно и вечно самих себя погубили. Ибо не токмо не уверовали, но и гнали, и на смерть осудили Светодавца Иисуса. Чего для в день суда, «воззрят нань, Егоже прободоша» (Ин.19:37). Явствует убо, что худое расположение и зловредные страсти, а не пресветлый свет Божественного вочеловечения, сотворили их погибшими.

Из сего видно, которые взирая на сей небесный свет, восстают, и которые падают: которым бывает восстанием, и которым падением. Восстанием для верных, падением для неверных; восстанием для хранящих заповеди рожденного ради нас Христа, падением для нарушителей Божественных Его повелений; восстанием для прибегающих к покаянию, падением для нераскаянных.

Мы веруем и исповедуем таинство Божественного вочеловечения; что убо есть нам? падение или восстание? Падаем ли, или восстаем? Будем ли осуждены и мы с неверными, неприявшими и презревшими воплощение Божественного слова? Сие зависит от Божеской благодати и от нашего хотения. Но поелику благодать всегда и всем ищущим своего спасения богато изливается: убо, если хощем, благодать будет содействовать, и мы восстанем и спасемся. Если мы, слабые и немоществующие, мы, сущие трава и брение, пища червей и зловоние воздуха, отверзем очеса и, видя Творца твари и Владыку всех видимых и невидимых в убогом вертепе лежащего и в бессловесных яслех протяженного, и яко младенца пеленами повитого, — если, говорю, рассудив о Божественном Его смирении, и о чрезмерном унижении, отвратимся от греха гордости и всегда со всеми будем смиренномудрствовать; если мы, воззрев на Него и видя, яко ради любви нас, бывших грешниками и Его врагами, был человеком и подъял Крест и смерть, возлюбим также друг друга, якоже Он возлюбил нас; если, воззрев на Него и видя в Нем свет Божественных добродетелей, всячески попечемся последовать стопам Его: тогда воплощение Его не может не быть для наших душ восстанием.

Господи, человеколюбивейший Спасителю и Боже милости! Все любят добродетель, все, в Тебя верующие, желают быть хранителями Божественных Твоих повелений. Ибо какой бы был такой человек, который бы не хотел чести, славы, Царствия, чего бывает виною добродетель? Но слабо есть хотение наше, побеждается плотскими вожделениями, заражается суетою мира, совращается диавольскими искушениями; Ты еси Господи, «действуяй в нас и еже хотети» (Флп.2:13), Ты убо, Иже толико возлюбил ны, толико смирился нас ради, укрепи слабость хотения нашего, и утверди оное в творении и исполнении Божественных Твоих заповедей. Не попусти, да Твое воплощение будет нам, в Тебя верующим, падением к осуждению: но благоволи быти ему нам восстанием к вечной жизни. Аминь.

  Блаженный Феофилакт (Архиепископ Болгарский)

Феофилакт БолгарскийКнига родства. Почему святой Матфей не сказал «видение» или «слово», подобно пророкам, ибо они таким образом писали: «Видение, которое видел Исайи» (Ис. 1, 1) или «Слово, которое было к Исайи» (Ис. 2, 1)? Ты хочешь узнать, почему? Потому что пророки обращались к жестокосердым и непокорным, а потому и говорили, что это Божественное видение и слово Божие, чтобы народ убоялся и не пренебрег, что они говорили. Матфей же говорил с верными, благомыслящими, равно и послушными и поэтому не сказал предварительно ничего подобного пророкам. Имею сказать и другое нечто: что видели пророки, то они видели умом, созерцая это чрез Святого Духа; поэтому и называли это видением. Матфей же не умственно видел Христа и созерцал Его, но нравственно пребывал с Ним и чувственно слушал Его, созерцая Его во плоти; поэтому не сказал: «видение, которое я видел», или «созерцание», но сказал: «Книга родства». 

Читать дальше

Иисуса. Имя «Иисус» не греческое, но еврейское, и в переводе значит «Спаситель», ибо словом «яо» у евреев говорится о спасении.

Христа. Христами («Христос» по-гречески значит «помазанный») назывались цари и первосвященники, ибо они помазывались святым елеем, изливавшимся из рога, который полагали на их голову. Господь называется Христом и как Царь, ибо Он воцарился против греха, и как Первосвященник, ибо Он Сам принес Себя в жертву за нас. Помазан же Он истинным елеем, Духом Святым, и помазан преимущественно пред другими, ибо кто иной имел Духа так, как Господь? В святых действовала благодать Святого Духа, во Христе же действовала не благодать Святого Духа, но Сам Христос вместе с Единосущным Ему Духом совершал чудеса.

Сына Давидова. После того, как Матфей сказал «Иисуса», он прибавил «Сына Давидова» для того, чтобы ты не подумал, что он говорит о другом Иисусе, ибо был и другой знаменитый Иисус, вождь евреев после Моисея. Но этот назывался сыном Навина, а не сыном Давида. Он жил многими поколениями раньше Давида и был не из колена Иудина, из которого произошел Давид, но из другого.

Сына Авраамова. Почему Матфей поставил Давида прежде Авраама? Потому, что Давид был более знаменит; он и жил позже Авраама, и был славным царем. Из царей он первый благоугодил Богу и получил обетование от Бога, что из его семени восстанет Христос, почему все и называли Христа Сыном Давида. И Давид в действительности сохранил в себе образ Христа: как он воцарился на место отверженного Богом и возненавиденного Саула, так и Христос пришел во плоти и воцарился над нами после того, как Адам лишился царства и власти, которую он имел над всем живущим и над демонами.

Авраам родил Исаака. С Авраама начинает евангелист родословие потому, что он был отцом евреев, и потому, что он первый получил обетование, что «о его семени благословятся все народы». Итак, прилично от него начать родословие Христа, ибо Христос есть семя Авраама, в котором получили благословение все мы, которые были язычниками и находились прежде под клятвою. Авраам в переводе значит «отец языков», а Исаак — «радость», «смех». Евангелист не упоминает о незаконнорожденных детях Авраама, например, об Измаиле и других, потому что иудеи происходили не от них, но от Исаака.

Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его. Видишь, что об Иуде и братьях его Матфей упомянул потому, что от них произошли двенадцать колен.

Иуда родил Фареса и Зару от Фамари. Иуда выдал Фамарь замуж за Ира, одного из своих сыновей; когда же этот умер бездетным, то он сочетал ее с Аинаном, который также был его сыном. Когда и этот лишился жизни за свою срамоту, то Иуда ни с кем уже не соединял ее браком. Но она, сильно желая иметь детей от семени Авраамова, сложила с себя одежду вдовства, приняла вид блудницы, смесилась с свекром своим и зачала от него двух детей-близнецов. Когда пришло время родов, первый из сыновей показал из ложесн руку, как будто первым родится он. Повивальная бабка тотчас отметила показавшуюся руку ребенка красной нитью, чтобы можно было узнать того, кто родится первым. Но ребенок увлек руку в чрево, и прежде родился другой младенец, а потом уже и тот, который прежде показал руку. Поэтому родившийся первым был назван Фаресом, что значит «перерыв», ибо он нарушил естественный порядок, а тот, который увлек руку, — Зарою. Эта история указывает на некоторую тайну. Как Зара прежде показал руку, а потом увлек ее снова, так и жительство во Христе: оно открылось во святых, которые жили прежде закона и обрезания, ибо все они не соблюдением закона и заповедей оправдались, но евангельскою жизнью. Посмотри на Авраама, который ради Бога оставил отца и дом и отрекся от естества. Посмотри на Иова, Мелхиседека. Но когда пришел закон, таковая жизнь скрылась, но как там после рождения Фареса позже снова и Зара вышел из чрева, так и по даровании закона позже воссияла жизнь евангельская, запечатленная красной нитью, то есть кровью Христа. Евангелист упомянул об этих двух младенцах потому, что рождение их означало нечто таинственное. Кроме того, хотя Фа-марь, по-видимому, и не заслуживает похвалы за то, что смесилась с свекром, но и о ней упомянул евангелист для того, чтобы показать, что Христос, принявший ради нас все, принял и таковых предков. Точнее: чтобы тем, что Он Сам родился от них, освятить их, ибо он не пришел «призвать праведников, но грешников».

Фарес родил Есрома. Есром родил Арама, Арам родил Аминадава. Аминадав родил Наассона. Наассон родил Салмона. Салмон родил Вооза от Рахавы. Некоторые думают, что Рахав есть та Раав-блудница, которая приняла соглядатаев Иисуса Навина: она и их спасла, и сама спаслась. Матфей упомянул о ней для того, чтобы показать, что как она была блудница, так и все собрание язычников, ибо они блудодействовали в своих делах. Но те из язычников, которые приняли соглядатаев Иисуса, то есть апостолов, и уверовали в их слова, эти все спаслись.

Вооз родил Овида от Руфи. Эта Руфь была иноплеменница; тем не менее, она сочеталась браком с Воозом. Так и церковь из язычников, будучи иноплеменницею и вне заветов, забыла народ свой и почитание идолов, и отца своего дьявола, и Сын Божий взял ее в жены.

Овид родил Иессея. Иессей родил Давида царя, Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею. И о жене Урия Матфей упоминает здесь с той целью, чтобы показать, что не должно стыдиться предков, но более всего стараться прославлять и их своею добродетелью, и что Богу все угодны, хотя бы они произошли и от блудницы, если только имеют добродетель.

Соломон родил Ровоама. Ровоам родил Авию. Авия родил Асу. Аса родил Иосафата. Иосафат родил Иорама. Иорам родил Озию. Озия родил Иоафама. Иоафам родил Ахаза. Ахаз родил Езекию. Езекия родил Манассию. Манассия родил Амона. Амон родил Иосию. Иосия родил Иоакима. Иоаким родил Иехонию и братьев его, пред переселением в Вавилон. Переселением Вавилонским называется тот плен, который позже перенесли иудеи, уведенные все вместе в Вавилон. Вавилоняне и в другое время воевали с ними, но озлобляли их умереннее, тогда же совершенно переселили их из отечества.

По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля. Салафииль родил Зоровавеля. Зоровавель родил Авиуда. Авиуд родил Елиакима. Елиаким родил Азора. Азор родил Садока. Садок родил Ахима. Ахим родил Елиуда. Елиуд родил Елеазара. Елеазар родил Матфана. Матфан родил Иакова. Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от которой родился Иисус, называемый Христос. Почему здесь дается родословие Иосифа, а не Богородицы? Какое участие Иосифа в том бессеменном рождении? Здесь Иосиф не был истинным отцом Христа, чтобы от Иосифа вести родословие Христа. Итак, слушай: действительно, Иосиф не имел никакого участия в рождении Христа, и потому должно было дать родословие Богородицы; но так как был закон — не вести родословие по женской линии (Числ. 36, 6), то Матфей и не дал родословия Девы. Кроме того, дав родословие Иосифа, он дал и ее родословие, ибо был закон не брать жен ни из другого колена, ни из другого рода или фамилии, но из того же колена и рода. Так как был такой закон, то ясно, что если дается родословие Иосифа, то тем самым дается и родословие Богородицы, ибо Богородица была из того же колена и того же рода; если же нет, то как бы она могла быть обручена ему? Таким образом, евангелист соблюл закон, который запрещал вести родословие по женской линии, но, тем не менее, дал родословие Богородицы, дав родословие Иосифа. Мужем же Марии назвал его соответственно общему обыкновению, ибо мы имеем обычай и обручника называть мужем обрученной, хотя брак еще и не совершен.

Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов. Матфей разделил роды на три части, чтобы показать иудеям, что находились ли они под управлением судей, как это было до Давида, или под управлением царей, как это было до переселения, или под управлением первосвященников, как это было пред пришествием Христа, — они не получали от этого никакой пользы в отношении к добродетели и нуждались в истинном судии, царе и первосвященнике, который есть Христос. Ибо, когда прекратились цари, по пророчеству Иакова, пришел Христос. Но каким образом от переселения Вавилонского до Христа четырнадцать родов, когда их оказывается только тринадцать? Если бы в состав родословия могла входить женщина, то мы причислили бы и Марию и восполнили число. Но женщина не входит в родословие. Как же это разрешить? Некоторые говорят, что Матфей поставил в счет переселение, как лицо.

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом. Для чего Бог допустил, чтобы Мария была обручена, и вообще, зачем Он дал людям повод подозревать, что Иосиф познал ее? Для того чтобы она имела защитника в несчастьях. Ибо он заботился о ней во время бегства в Египет и спас ее. Вместе с тем она была обручена и для того, чтобы скрыть ее от дьявола. Дьявол, услыхав, что Дева будет иметь во чреве, наблюдал бы за ней. Итак, для того, чтобы лжец был обманут, Приснодева обручается Иосифу. Брак был только по виду, в действительности же его не было.

Прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святаго.Слово «сочетаться» здесь означает соитие. Прежде нежели сочетались они, Мария зачала, почему пораженный евангелист и восклицает: «оказалось», как бы говоря о чем-то необычайном.

Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Как же Иосиф был праведен? В то время как закон повелевает изобличать прелюбодеицу, то есть объявлять о ней и наказывать, он намеревался скрыть грех и преступить закон. Вопрос разрешается прежде всего в том смысле, что уже через это самое Иосиф был праведен. Он не хотел быть суровым, но, человеколюбивый по великой своей доброте, он показывает себя выше закона и живет выше заповедей закона. Затем, Иосиф и сам знал, что Мария зачала от Духа Святого, и потому не желал изобличить и наказать ту, которая зачала от Духа Святого, а не от прелюбодея. Ибо смотри, что говорит евангелист: «оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святаго». Для кого «оказалось»? Для Иосифа, то есть он узнал, что Мария зачала от Духа Святого. Поэтому и хотел тайно отпустить ее, как бы не осмеливаясь иметь женой ту, которая удостоилась столь великой благодати.

Но когда он помыслил это, се, Ангел Господень явился ему во сне, говоря. Когда праведный колебался, явился ангел, научая его, что должно ему сделать. Во сне является ему, потому что Иосиф обладал крепкой верой. С пастухами, как грубыми, ангел говорил наяву, с Иосифом же, как праведным и верным, во сне. Как мог он не поверить, когда ангел научал его тому, о чем он сам с собой рассуждал и о чем никому не сказал? Когда он размышлял, но никому не говорил, явился ему ангел. Конечно, Иосиф поверил, что это — от Бога, ибо только Бог знает неизреченное.

Иосиф, сын Давидов. Сыном Давида назвал его, напоминая ему о пророчестве, что Христос произойдет от семени Давида. Говоря это, ангел убеждал Иосифа, чтобы он не веровал, но подумал о Давиде, который получил обетование относительно Христа.

Не бойся принять. Этим показывает, что Иосиф боялся иметь Марию, чтобы не оскорбить Бога тем, что он покровительствует прелюбодеице. Или иначе: «не бойся», то есть бойся прикоснуться к ней, как зачавшей от Духа Святого, но «не бойся принять», то есть иметь в своем доме. Ибо в уме и помышлении Иосиф уже отпустил Марию.

Марию, жену твою. Это говорит ангел: «Ты, может быть, думаешь, что она — прелюбодеица. Я же говорю тебе, что она твоя жена», то есть она никем не растлена, но твоя невеста.

Ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго. Ибо она не только далека от незаконного смешения, но и зачала неким божественным образом, так что тебе надлежит более радоваться.

Родит Сына. Чтобы кто-нибудь не сказал: «но почему же я должен поверить тебе, что Родившееся есть от Духа?», ангел говорит о грядущем, именно, что Дева родит Сына. » Если в данном случае я окажусь правым, то ясно, что истинно и это — «от Духа Святаго». Не сказал «родит тебе», но просто «родит». Ибо Мария рождала не для него, но для всей вселенной, и не для него одного только явилась благодать, но она излилась на всех.

И наречешь имя Ему Иисус. Ты наречешь, конечно, как отец и как покровитель Девы. Ибо Иосиф, узнав, что зачатие от Духа, и не думал уже о том, чтобы отпустить Деву беспомощной. И ты будешь помогать Марии во всем.

Ибо Он спасет людей Своих от грехов их. Здесь истолковывается, что значит слово «Иисус», именно-Спаситель, «ибо Он», сказано, «спасет людей Своих » — не только иудейский народ, но и языческий, который стремится уверовать и сделаться Его народом. От чего спасет? Не от войны ли? Нет, но от «грехов их». Отсюда ясно, что Тот, кто родится, есть Бог, ибо прощать грехи свойственно одному только Богу.

А все сие произошло, да сбудется реченное Господом чрез пророка, который говорит. Не думай, что это недавно сделалось угодным Богу, — давно, изначала. Ты, Иосиф, как воспитанный в законе и знающий пророков, вдумайся в сказанное Господом. Не сказал «реченное Исайей», но «Господом», ибо не человек говорил, но Бог устами человека, так что пророчество вполне достоверно.

Се, Дева во чреве приимет. Евреи говорят, что у пророка стоит не «дева», но «молодая женщина». Им надобно сказать, что на языке Священного Писания юная женщина и дева — одно и то же, ибо молодой женщиной оно называет нерастленную. Затем, если бы родила не дева, то как это могло бы быть знамением и чудом? Ибо выслушай Исайю, который говорит, что «ради этого Господь Сам даст вам знамение» (Ис. 6, 14), и тотчас добавляет «се, Дева» и далее. Поэтому, если бы не дева родила, не было бы и знамения. Итак, евреи, замышляя недоброе, искажают Писание и вместо «дева» ставят «молодая женщина». Но стоит ли «молодая женщина» или «дева», во всяком случае, имеющую родить должно считать девой, чтобы это было чудом.

И родит Сына и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог. Евреи говорят: почему же Он назван не Еммануилом, а Иисусом Христом? Должно на это сказать, что пророк не говорит «наречешь», но «нарекут», то есть самые дела покажут, что Он есть Бог, хотя и живет с нами. Божественное Писание дает имена от дел, как, например: «нареки ему имя: Магер-шелал-хашбаз» (Ис. 8, 3), но где и кто назван таковым именем? Так как одновременно с рождением Господа было расхищено и пленено, — прекратилось блуждание (идолопоклонство), то поэтому и говорится, что Он назван так, получив имя от Своего дела.

Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень. Посмотри на пробудившуюся душу, как быстро она убеждается.

И принял жену свою. Матфей постоянно называет Марию женою Иосифа, изгоняя худое подозрение и научая, что она была женою не другого кого-либо, а именно его.

И не знал ея, как наконец Она родила, то есть никогда не смешивался с нею, ибо слово «как» (дондеже) означает здесь не то, будто до рождения не знал ее, после же познал, но что он совершенно никогда не познал ее. Такова особенность языка Писания; так, не возвратился вран в ковчег, «доколе не иссякла вода от земли» (Быт. 8, 6), но он не возвращался и после этого; или еще: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20), а после скончания разве не будет? Каким образом? Тогда тем более. Подобно этому и здесь слова: «как наконец родила» понимай в том смысле, что Иосиф не знал ее ни прежде, ни после рождения. Ибо как Иосиф прикоснулся бы к этой святой, когда хорошо знал ее неизреченное рождение?

Сына Своего первенца. Называет Его первенцем не потому, что будто она родила еще другого какого-либо сына, но просто потому, что Он первый родился и единственный: Христос есть и «первородный», как родившийся первым, и «единородный», как не имеющий второго брата.

И он нарек имя Ему: Иисус. Иосиф показывает и здесь свое послушание, потому что он сделал то, что сказал ему ангел.

Протоиерей Всеволод Шпиллер. Слово в неделю перед Рождеством христовым

Протоиерей Всеволод Шпиллер  Рождество Христово всё переменило в этом мире. Христос родился на самой грани оных времён, на грани совершенно разных историй человеческой жизни. Рождество Христово изменило качество жизни во всём мире не только потому, что Христос принёс новое учение, а главное, ещё и потому, что Он принёс благодатную, духовную силу, с помощью которой это совершенно новое учение, о котором никто никогда ничего не знал и не предполагал, может быть каждым человеком воплощено, осуществлено в его жизни. Изменяется жизнь каждого человека, а вместе с тем и всего мира, потому что в нём уже присутствует сила, способная направить жизнь всех людей по совершенно новому руслу.

Читать дальше

Что же это за новая жизнь, которую принёс Христос, и сила, которую Он дал нам для того, чтобы мы могли жить этой жизнью? Жизнь эта характеризуется тремя стихиями: правда, мир, радость о Дусе Святе. И мир, и правда, и радость совершенно особенны в христианстве. Мир с Богом и мир с людьми, друг с другом. Не тот мир — говорит Христос, — даю Я вам, который мир вам дает, иной мир Я вам даю, Свой, особый: с Богом и с людьми. Это мир не со злом, не с неправдой, это мир особый, обличающий всякое зло, во всякой форме существующее, но мир, который, тем не менее, сохраняет человек в отношении к носителю зла. Это видение правды — тоже особое. Ты видишь неправду, но того, кто служит этой неправде, ты не ненавидишь, а ты к нему относишься тоже с миром внутренним, с любовью. А одно и другое даёт не простую радость, а именно о Дусе Святе.

Эта особенная духовная жизнь и особенное её качество явились на земле с Рождеством Христовым. Мы с вами так часто возмущаемся разными видами зла — их так много на земле… Христианство есть всегда обличение зла. Но так часто мы с вами переносим обличение зла с самого зла на человека, который является его носителем. Но если бы это было правильно, верно, справедливо, не пришел бы Христос на землю, потому что разве есть человек, который не носит в себе одно или другое зло? Разве мы с вами не злые люди, больше или меньше? Разве мы не страдаем служением злу и воплощением зла в своей жизни — одного или другого?.. А тем не менее, Христос ведь ради каждого из нас пришел на землю и возлюбил каждого человека так, что на крест пошёл за каждого плохого человека, а не за хорошего! Обличая зло в нас, нас-то не обличал, нас-то не осуждал, нас любил особою любовью. И вот именно эта особая христианская любовь и даёт тот чудесный мир, о котором говорит Христос: мир с Богом и с людьми. И тогда-то наша жизнь оказывается жизнью радостной, тогда-то и приходит к нам радость о Дусе Святе! Вот какой мир Он нам принёс…

В этом мире, братья и сёстры, постараемся встретить праздник Рождества Христова. В этот мир постараемся войти, братья и сёстры, чтобы это празднование величайшего праздника Рождества Христова не было бы формальным «празднованием» одного из праздников, когда, например, можно питаться, как душе угодно. Давайте встретим по-христиански этот праздник в том мире, который принёс и дарует нам Христос, а с ним и правду, и радость о Дусе Святе. Аминь.

   Митрополит Владимир (Иким). В неделю перед Рождеством Христовым, святых отец

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)  Новый Завет открывается земным родословием Сына Божия. Но какое происхождение может быть у Первопричины всего существующего, Создателя духовного и вещественного миров? Мыслимо ли родство с людским «прахом и перстью» для Владыки Вселенной, Непостижимого Всеобъемлющего Духа? О каких предках может идти речь в отношении Превечного Господа, стоящего над временем Присносущего Царя? Однако же: началом Откровения Божественной любви служит череда поколений, приводящая к бедной семье, в которой родился Младенец по имени Иисус, что значит — Спаситель. Это родословие — документ, свидетельствующий тайну нашего спасения: Сын Божий сделался Сыном Человеческим.

Читать дальше

Родословие Иисуса Христа — просто список имен, кажущийся сухим, даже скучным непросвещенному взгляду. Некоторые прародители Сына Человеческого сияют яркими светочами на страницах Библии. Большинство имен нам полузнакомо или вовсе не знакомо: какова была жизнь этих людей — ведает Единый Господь. Но в этом простом перечне слышится тайная гармония тысячелетий, за ним видится величественная работа Промысла Божия, выстраивавшего из «живых камней» храм для воплощения Всевышнего. Здесь каждая судьба, каждый штрих имеет сокровенный смысл, порою недоступный нам, порою — служащий высоким уроком при прохождении земного странствования.

Некогда жалкая гордыня привела людей к сооружению небывалой башни — без Бога и против Бога. В глиняной табличке, обнаруженной археологами в Мессопотамии, значится: «Когда эта царственная башня, как буря, возвысит свой голос, небо затрепещет. Ее ужасное сияние выпрямится в небе, ее великий ужас сокрушит землю. Ее имя созовет страны с края неба». Таков был замысел древних «вольных каменщиков». Господь Вседержитель разрушил муравьиные потуги богоборцев — строение рухнуло, а строители, лишившись общего языка, разбежались по разным краям земли. Само это место получило название Вавилон — «смешение».

Всевышнему было угодно строительство иного рода — не возведение башни из жженого кирпича, а незримое созидание правды Божией в человеческих душах. Это священное дело совершалось веками, переходило из поколения в поколение — древние праведники становились живыми ступенями лестницы, ведущей к духовным вершинам. «Они стремились к лучшему, то есть к Небесному; потому и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом» (Евр. 11, 16). И лестница человеческого духа воистину достигла Небес, ибо по ней сошел в падший мир Единый Безгрешный.

 Притерпевшись к окружающим нас злобе и мерзости, мы порою и не понимаем, как страшно искажен этот мир грехопадением рода человеческого. Мы можем любоваться только отблесками огосозданной изначальной красоты мироздания. Но грех и смерть — двуликая сатанинская ложь царит здесь. Погоня за земными сладостями: нечистыми утехами тела, безделушками богатств, побрякушками славы — все это ведет в пропасть. Прахом умерших поколений переполнена земля, напоены реки, сам воздух дышит смертью. И все же этот мир прекрасен: тем, что мы можем подняться над ним на крыльях веры, надежды и любви христианской. Мы спасены — пришествием Господа нашего Иисуса Христа, и уже здесь можем праздновать победу над грехом и смертью, наслаждаться предчувствием блаженной вечности.

Чем был мир до Христа? Проклятой жизнью на проклятой земле. «Волчцы и тернии» взращивала земля, лишенная благословения Божия. «Волчцами и терниями» порастали души людей, забывших Небесного Отца.

Языческий мир надругался над самими законами природы. Гнусные пороки Содома и Гомморы положили печать на все древнее общество. «Культурная» Греция и «цивилизованный» Рим предавались безудержному разврату, «мудрые» Индия и Египет поклонялись смерти. Идолослужители вершили человеческие жертвоприношения. Археологи находят замурованные в стенах и фундаментах древних жилищ скелетики младенцев: это родители-сатанисты приносили в жертву собственных детей. Повсюду царило грубое насилие, издевательство над слабыми, стремление отнять у себе подобных земные блага. Правители тешили свою гордыню жестокими кровопролитиями, «великими» почитались завоеватели, которым удавалось нагромоздить горы трупов. Мир, ставший добычей сатаны, лежал во зле.

Казалось, подобный мир не имеет права на существование, ничего не может принести Всесовершенному Создателю — и должен быть уничтожен. Но даже и в древнем мраке, как одинокие светочи, сияли праведники. Это ради них Всемилостивый Господь щадил падшее человечество. А когда наступила «полнота времен», ради них Сын Божий явился спасти кающихся грешников. Спаситель сошел в мир настолько страшный, что в нем для Божественного Младенца не нашлось лучшего места, чем кормушка для скота, и Солнце Правды должно было восходить в убогой пещере. Но так было внешне, ибо лучшие люди Ветхого Завета своим подвигом уже выстроили для Спасителя храм, достойный Его. Этим домом Всевышнего явился истинный венец творения — несравненная в красоте и чистоте души Своей, «честнейшая херувим и славнейшая серафим» Богоневеста и Богородица, Приснодева Мария.

В священном родословии мы видим и людей грешных, примеры человеческих падений. Так пал мудрейший из мудрых, царь Соломон. Его разуму изумлялась Вселенная, он постиг тайны земли и Небес, но не сумел совладать с низкими страстями, хотя знал, чем грозит для него измена Небесному Отцу. Судьба Соломона — строгий урок для тех, кто слишком надеется на земной ум свой, гордится данными от Бога талантами.

Откровение Ветхого Завета не скрывает немощей избранного рода, который, невзирая на свою слабость, сумел подняться из древнего мрака к Божественному Свету. То была тропа от ветхого погибающего человека — к новому, спасаемому благодатью Божией. Одним взглядом невозможно окинуть вехи этого многовекового пути, вглядимся же хотя бы в некоторые из них.

«Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (Мф. 1, 1) — вот первая строка Нового Завета, словно бы мост, соединяющий его с Заветом Ветхим. Праведный Авраам и святой Давид — не случайно эти двое особо выделены в числе праотцев Сына Человеческого, не случайно оба они удостоились обетований Божиих о грядущем спасении.

Патриарх Авраам явился величайшим Богоискателем. Когда человечество, завязнув в трясине времен, уже утратило понятие о Небесном Отце, Авраам отказался поклониться какой бы то ни было твари, всеми силами души воззвал он к Всевышнему Творцу. Вседержитель услышал зов создания Своего. Праведный Авраам стал «отцом верующих» (Рим. 4, 11), духовным родоначальником всех верных. Ради служения Господу покинул Авраам родные края, пришельцем чувствовал он себя в этом греховном мире, «ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель — Бог» (Евр. 11, 10). Ради верности Богу готов был Авраам отдать единственного любимого сына, в котором заключались все его надежды, даже надежда на грядущее искупление. Авраамово жертвоприношение явилось образцом высочайшей Жертвы Божественной. Земной отец готовился заклать сына из послушания Всевышнему — Бог не попустил праведнику такого страдания. Но в час Голгофский Сам Небесный Отец отдал на заклание Единородного Сына Своего — ради спасения рода человеческого, ради нашего с вами спасения.

Святой Давид прошел испытание опаснейшими земными соблазнами: славой и властью. Пастушонок, помазанный на царство, стал удивительным правителем — кротким среди напастей, милосердным с врагами, безгневным с оскорбителями. Величие души святого царя-пророка Давида запечатлелось в его псалмах, исполненных высокими чувствами, доныне воспеваемых Церковью Христовой. Но и этот царственный человек однажды пал — грязно и страшно: от похоти к любодеянию, от любодеяния к убийству. Диавол уже торжествовал, видя в этой могучей душе законную свою добычу. Но нет! В пламенном покаянии восстал святой Давид из бездны греха — и восстал выше, чем был до падения! «Жертва Богу дух сокрушен, сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит» (Пс. 50, 19) — так рыданием осиротевшей без Господа, поправшей свою гордыню царственной души омыл святой Давид тяжкий грех свой и вновь «убелился паче снега». Давидовым покаянием явлен образ падшего и восстающего в лице праведников человечества.

С закатом иудейского царства носители Божественного обетования — сыны и дочери рода Давидова словно бы укрываются в безвестности и бедности. Так вдали от суетного земного блеска совершалось житие потомков иудейских властителей: тихого плотника «древодела», праведного Иосифа и смиренной Девы, предназначенной к славе Царицы Небесной.

Святой Евангелист Матфей, следуя иудейскому обычаю установления родства по мужской линии, заканчивает родословие Христово именем Иосифа-обручника. Мнимый муж Девы Марии, праведный Иосиф по плоти не имел никакого отношения к Рождеству Спасителя — но его имя по праву стоит в священном перечне. Доброта и чистосердечие этого старца были настолько общеизвестны, что служители храма решились доверить ему Пречистую Деву, в Которой видели живое сокровище Церкви. Пройдя испытание «бурей помышлений сомнительных», праведный Иосиф стал собеседником и послушником ангелов. И сам святой старец сделался воистину земным ангелом-хранителем для Пресвятой Богородицы и Божественного Младенца. В Вифлеемской пещере первыми поклонились сошедшему в мир Сыну Божию — Дева-Матерь и старец-хранитель.

В Преблагословенной Деве Марии явлена вершина человеческого совершенства, превзошедшая величие бесплотных Небесных ангелов. Матерь Божия словно бы соткана из смирения и доброты, милосердия и любви. Она вся — свет, раскрывающийся навстречу Свету Божественному. Кроткая Богоневеста «поразила голову змия» (Быт. 3, 15), попрала коварство диавола, замышлявшего надругаться над созданием Божиим, — ибо если бы и Ею Одною увенчалось творение, то и тогда этот мир был бы сотворен не напрасно. Так земное воззвание к Небесам, лестница человеческой праведности привела к Престолу Всевышнего. Древняя Ева, поддавшись сатанинскому соблазну, породила грех и смерть. Пресвятая Дева, повинуясь воле Господней, породила для всех нас Истину и бессмертие. И ныне Царица Небесная, созданная, как и мы, из плоти и крови, зовет нас к вечному счастью, молит за нас Сына Своего и Господа.

«От Марии родился Иисус, называемый Христос» (Мф. 1, 16) — вот блаженнейшая весть, звучащая для нас вслед за священным родословием. Воссияла звезда Вифлеемская! Явился Спаситель мира! Началось освобождение человечества из рабства душеубийцы — сатаны!

Что Христос сделал для нас Своим Рождеством? Воплощением Сына Божия сама природа человеческая очистилась, преобразилась, сделалась способной к одухотворению, к обожению! При свете Вифлеемской звезды родословие Христово предстает подготовкой к нашему вступлению в родство — с Кем? С Самим Богом!

Мы наделены великим счастьем — жить в мире, освященном Рождеством Христа и искупленном Его Крестной Жертвой. С той поры, по слову святителя Иоанна Златоуста: «Бог на земле, человек на Небе, ангелы служат людям, люди в общении с Горними силами».

Цари и пророки древности жаждали услышать то, что слышим мы — и не услышали, величайшие праведники Ветхого Завета мечтали дожить до таких времен — и не дожили. После кончины земных дней своих веками должны были они томиться в преисподней, ожидая пришествия Избавителя.

«Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного.

Потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» (Евр.11, 38-40).

Жить в искупленном мире, знать прямую дорогу в Отчее Царствие, сознавать свое родство с Всевышним — это счастье получено нами даром, по благости Божией. Но как пользуемся мы несравненными благодеяниями Всевышнего? Есть ли в нас хотя бы бледное подобие веры Авраамовой, терпения Иова, пламенности Илии, кротости Давида, мужества Даниила? А ведь все эти высокие духом люди лишь издали, «как сквозь тусклое стекло», созерцали Божественную тайну спасения нашего — ту тайну, которую мы видим воочию.

Высоко дарованное нам Откровение Любви Божией, но тем глубже может быть наше падение. Святой праведный Иоанн Кронштадтский предостерегает: «Помни, человек христианин, свое родство с Сыном Божиим — и противоборствуй всякому греху, ревнуй о святости во всем житии.

Кто грешит и не кается всем сердцем — тот в родстве с диаволом-человекоубийцей. Таких людей Предтеча Христов Иоанн называл «порождениями ехидны», а Господь говорил им: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8, 44).

Грешников кающихся и желающих усердно исправления и обновления — таковых Христос пришел спасти и спасет. Но для неверных и нераскаянных, гордых, лукавых, злых, живущих в нечистоте, невоздержных, жестокосердных Он пришел на суд: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин. 9, 39).

Бесчисленное множество святых угодников оправдали своей жизнью божественный план спасения человечества. Но мы видим, что современный человек весь погрузился в чувственность, связал всего себя житейскими страстями, извратил порядок жизни, указанный Творцом, и не только не следует божественному плану своего спасения, но и разрушает оный.

Вспомни же, брат, вспомни, сестра: Христос за нами пришел, чтобы с земли возвести нас на Небеса, в обители райские.

Да не позволим мы тлетворному дыханию «века сего» властвовать над нашими бессмертными душами. Да вдохновит нас воспоминание о святых праотцах, вершивших свой подвиг в ветхозаветном мраке, — неужели мы столь ничтожны, что не сумеем обрести спасение в сиянии Завета Нового, не услышим зова Любви Божией?

Близится пресветлый праздник Рождества Христова. Неужто к встрече Божественного Младенца не сумеем мы приготовить свои души и они останутся подобными вертепам — темным, грязным, холодным? Да не случится с нами того! Пусть каждый выметет вон из души своей колючий мусор греха, возжжет свечу веры, затеплит лампаду надежды, согреет внутренний мир свой святою любовью — да украсится храм души христианской, в котором благоволит родиться Сын Божий, Господь и Спаситель наш!

И тогда возрадуемся мы чистейшей радостью, приуготовленной святыми праотцами и возвещенной пророками, сбывшейся для нас радостью любимых детей Небесного Отца, ибо «Высокий Бог на земле явися, да нас к высоте привлечет». Аминь.

Данный материал подготовила,
Татьяна Зайцева, редактор раздела Евангельских групп

Апостольское чтение: Неделя 30-aя по Пятидесятнице, перед Рождеством Христовым, святых отец, неделя праведного Симеона Верхотурского. Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом.

  Вы можете ответить на вопросы в комментариях

Теги: , , , , , , , ,
  • Гость

    Спасибо за рассылку!

  • Людмила

    На что, по-вашему, похоже спасение людей от греха?

    на рождение свыше.

    Чем жизнь в мире, где Бог с нами, отличается от жизни в мире, где Бог далеко?

    Когда Бог с нами,мы ходим во свете,а когда далеко-во тьме.

  • Людмила

    Хочу ли я быть спасенным от греха?

    очень хочу и верю,что спасена.

    Какие чувства вызывает у меня мысль о рождении Бога на земле?

    Благодарность , радость.

  • Инна

    Спасибо за рассылку! Спаси Господи!

  • Гость

    Спаси Христос вы делаете большое дело! Размышления на поставленные вопросы даёт мне возможность переключиться мысленно на Священную «волну».

  • Татьяна Зайцева

    Спасибо вам за добрые слова!
    С праздником Рождества Христова!

  • валентина

    спасибо за информацию

  • Тамара

    Спасибо, Татьяна! Особенно толкование о. Всеволода понравилось!

  • Леонид

    Подписка класс, а мыслями никто не торопится делится) неужели никто не рассуждает?
    сам в этом плане совсем ребенок)
    всех с Рождестовом!

  • https://www.linkedin.com/in/nadezhda-cherenkova-87108179 Nadezhda Cherenkova

    Дорогие друзья! С Рождеством Христовым и Новолетием!
    Простите. Всегда смущал следующий стих: «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос». Иосиф Обручник стоит в родословии, а не Мария. Однако, Иосиф — «опекун» Богородицы, почему же родословие его упоминает как мужа Марии, а Марию нет? На его месте, если следовать логике и перечислять «по отцовской линии», должно ставить Духа Святаго? По человеческим меркам, если говорить о родословии, то надо иметь ввиду родословии Богородицы, а родословие Богочеловека смысла не имеет. Простите, если кого смутила. Думаю, на этот вопрос есть много толкований, но мне пока не встретилось объяснение. Помогите, пожалуйста.

  • http://vk.com/id179819554 Исследуйте Писание

    В Матфея родословие по Иосифу потому что родители Христа должны быть из колена Иудина от Давида. А в Луки родословие по Марии там тоже от Давида.

  • http://vk.com/id179819554 Исследуйте Писание

    Вспомните, что вы знаете о каждом человеке из перечисленных в родословной Иисуса Христа?
    Авраам был другом Божьим, Иаков обманщик, но любил Господа, Давид муж по сердцу Господа, и так далее.
    Как вы думаете, зачем здесь приведена эта родословная?
    Так как Матфей писал для Евреев, то им важно было знать, что Он родился из колена Давидова.
    Зачем Церковь читает этот отрывок накануне Рождества Христова?
    Чтобы знать, что это за праздник, а не просто рюмку опрокидывать.

  • http://vk.com/id179819554 Исследуйте Писание

    Перечислите ключевые моменты в стихах с 18-го по 25-й
    Иосиф узнаёт о беременности невесты, после чего желает отпустить её, но во сне видит Ангела, который говорит ему, чтобы он её принял, так как у неё родится спаситель, Которого Бог давно обещал. Иосиф делает как сказал Ангел и у них рождается Сын и пророчество сбывается.
    Чем удивительно рождение Христа?
    Тем, что происходит без участия мужского семени, а при сошествии от Духа Святого.
    Какие две важные вещи, связанные с именем, можно узнать о Христе из этого отрывка?
    Христос спаситель, Эмануил с нами Бог.

  • http://vk.com/id179819554 Исследуйте Писание

    На что, по-вашему, похоже спасение людей от греха?
    То, что Христос взял их на Себя, а нам дал чистое сердце.
    Чем жизнь в мире, где Бог с нами, отличается от жизни в мире, где Бог далеко?
    Бог далеко только от ада, а мы всегда можем обратиться к Нему за помощью.
    Хочу ли я быть спасенным от греха?
    Да я уже нахожусь в спасении, но его нужно ещё сохранить.
    Какие чувства вызывает у меня мысль о рождении Бога на земле?
    Огромная благодарность потому что, если бы Он не пришёл, то все бы погибли.

  • Нина Шнайдер

    спасение людей от греха похоже на исцеление больной плоти души

    жизнь в мире без Бога — это жизнь со слепой (глухой) совестью

    быть спасенным от греха? все очень относительно

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/10207173327791289/ Kate Frankfurt

    На что, по-вашему, похоже спасение людей от греха?
    – На то, как спасают утопающих в бушующем море, когда поднимают их на мощный корабль, которому буря не страшна :)

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/108120136360343/ Irina Grigoreva

    Это похоже на свободу, освобождение из тюрьмы.

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/108120136360343/ Irina Grigoreva

    Возможно,потому что Иосиф был официально был мужем Марии.

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/108120136360343/ Irina Grigoreva

    Какие мысли Вас интересуют?

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/108120136360343/ Irina Grigoreva

    Думаю, в древности родословие было как ,,свидетельство о рождении,, в наше время. Если бы в графе отец, был Дух Святой, никто не понял бы.