Сайт, посвященный евангельским группам в Православии

Неделя 18-ая по Пятидесятнице. О чудесном лове рыб. Кто сеет щедро, тот щедро и пожнет

Татьяна Зайцева | Воскресенье, Сентябрь 23, 2018

  Апостольское чтение

Второе послание к Коринфянам, глава 9

На церковнославянском языке

6 [Зач. 188.] Сé же глагóлю: сѣ́яй скýдостiю, скýдостiю и пóжнетъ: а сѣ́яй о благословéнiи, о благословéнiи и пóжнетъ.
7 Кíйждо я́коже изволéнiе и́мать сéрдцемъ, не от­ скóрби, ни от­ нýжды: доброхóтна бо дáтеля лю́битъ Бóгъ.
8 Си́ленъ же Бóгъ вся́ку благодáть изоби́ловати въ вáсъ, да о всéмъ всегдá вся́ко довóл­ст­во имýще, избы́точе­ст­вуете во вся́ко дѣ́ло благо,
9 я́коже éсть пи́сано: расточи́, дадé убóгимъ: прáвда егó пребывáетъ во вѣ́къ вѣ́ка.
10 Дая́й же сѣ́мя сѣ́ющему и хлѣ́бъ въ снѣ́дь, да подáстъ и умнóжитъ сѣ́мя вá­ше, и да воз­расти́тъ жи́та прáвды вá­шея,
11 да о всéмъ богатя́щеся во вся́ку простотý, я́же содѣвáетъ нáми благодарéнiе Бóгу.

На русском языке

6 [Зач. 188.] При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет.
7 Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог.

8 Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело,
9 как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век.
10 Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей,
11 так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу.

(2Кор. 9:6-11)

_____

[1] доброхотно дающего любит Бог

Слово, переведенное в синодальном переводе как «доброхотно» можно также перевести как «весело, радостно, радушно». Это частая тема в иудейской письменности — что благотворить надо с радостью.

Перечитайте внимательно отрывок еще два-три раза.

 

Ответьте на вопросы

  • Что вас больше всего трогает в этом отрывке?
  • Как вам кажется, какова главная мысль этого отрывка?
  • Что здесь говорится о Боге?
  • Есть ли у вас опыт посева чего-либо?
  • Согласны ли вы с мыслью, что кто щедро сеет, тот щедро и пожнет?
  • Что здесь имеется в виду под щедростью?
  • Каковы результаты щедрости в милостыне?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях


Параллельные места

3-я книга Царств, 17-я глава

8 И было к нему (пророку Илие) слово Господне:
9 встань и пойди в Сарепту Сидонскую, и оставайся там; Я повелел там женщине вдове кормить тебя.
10 И встал он и пошел в Сарепту; и когда пришел к воротам города, вот, там женщина вдова собирает дрова. И подозвал он ее и сказал: дай мне немного воды в сосуде напиться.
11 И пошла она, чтобы взять; а он закричал вслед ей и сказал: возьми для меня и кусок хлеба в руки свои.
12 Она сказала: жив Господь Бог твой! у меня ничего нет печеного, а только есть горсть муки в кадке и немного масла в кувшине; и вот, я наберу полена два дров, и пойду, и приготовлю это для себя и для сына моего; съедим это и умрем.
13 И сказал ей Илия: не бойся, пойди, сделай, что ты сказала; но прежде из этого сделай небольшой опреснок для меня и принеси мне; а для себя и для своего сына сделаешь после;
14 ибо так говорит Господь Бог Израилев: мука в кадке не истощится, и масло в кувшине не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю.
15 И пошла она и сделала так, как сказал Илия; и кормилась она, и он, и дом ее несколько времени.
16 Мука в кадке не истощалась, и масло в кувшине не убывало, по слову Господа, которое Он изрек чрез Илию.

 

Евангелие от Луки, глава 21

1 Взглянув же, Он увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу;
2 увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты,

3 и сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила;
4 ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела.

(Лк. 21:1-4)

 

Евангелие от Луки, глава 9

12 День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Нему, двенадцать говорили Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи; потому что мы здесь в пустом месте.
13 Но Он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей?

14 Ибо их было около пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: рассадите их рядами по пятидесяти.
15 И сделали так, и рассадили всех.
16 Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу.
17 И ели, и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов.

(Лк.9:12-17)

 

Ответьте на вопросы

  • Исполнение каких обетований из апостольского чтения, по сути, показано в этих отрывках?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями можно в комментариях

 

_____

Те, у кого был опыт посева чего-либо, хотя бы морковки, хорошо понимают, о чем говорит апостол Павел. Те, у кого не было такого опыта, могут понять, что имеется в виду на примере притчи о сеятеле. Семена всходят не все. От того, сколько семян мы не пожалеем сегодня, зависит то, какой урожай мы получим завтра.

Урожай же, который мы получаем, давая милостыню, богат и разнообразен. Щедрый человек, дающий другим с радостью, любим Богом. У него, как у сарептской вдовы, приготовившей из последней муки еду сначала для Илии, а потом для себя, никогда не иссякнет в доме пища. Бог будет бесконечно давать ему то, чем он мог бы поделиться с другими – и сам этот человек будет жить в довольстве. Кроме того, человек может отдать другим самую малость, но если он сделал это от всего сердца, Бог многократно эту жертву умножит. Пример этого мы можем видеть в Евангелии на чуде с умножением хлебов. Когда из пяти хлебов и двух рыб, которые были у апостолов, Христос сотворил столько пищи, что насытилось более пяти тысяч человек, а хлеба осталось еще много. Его правда, праведность, пребывает вовек, он уносит ее с собой в жизнь вечную. Кроме того, щедрая милостыня принесет богатый урожай благодарности Богу у тех людей, которым мы помогли. Как ни странно, христиане призываются к благотворению не просто потому, что это «хорошо» или «правильно», а потому что через это другие люди начинают прославлять Бога.

Однако, может встать вопрос, могут ли быть щедрыми люди, у которых очень низкий доход. Ответ зависит от того, как мы себе представляем щедрость. Если как способность пожертвовать много-много денег – то, конечно, нет. Если же как открытость сердца и готовность отдать всё или практически всё – то, конечно же, могут. Я бы даже сказала, что бедные люди, как та вдова с двумя лептами, часто бывают более щедрыми, чем богатые. Замечала и на своем опыте, и на опыте других людей, что почему-то при доходе три тысячи рублей в месяц проще пожертвовать триста рублей, десятую часть дохода, чем при доходе тридцать тысяч пожертвовать три тысячи. Поэтому каждый человек может получить богатый урожай. Главное – не бояться собственной щедрости и уповать на Бога, а Он позаботится о том, чтобы все необходимое у нас было.

_____

   Tолкования

   Блаженный Феофилакт Болгарский

Феофилакт Болгарский  При сем скажу: кто сеет скупо (φειδομ­νως), тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет.

 Переходит к другой статье, что нужно подавать с щедростью, и говорит: при сем скажу, то есть присовокупляю к сказанному, что не должно подавать с бережливостью. Не сказал «скупо», но употребил благороднейшее наименование бережливости [1]. Самое же дело назвал сеянием, чтобы ты тотчас обратил взор на воздаяние, и понял, что более получаешь, нежели даешь. После речи о подаянии с щедростью опять напоминает о подаянии с радушием: это показывают, как и выше сказано, слова: сеет щедро.

 Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог.

  Останавливается на речи о подаянии с радушием, зная, что пример македонян достаточен, чтобы побудить их к большему подаянию и пристыдить их, если окажутся ниже тех. Врачует же ум их, чтобы совершаемое ими дело было добродетелью; ибо вынужденное не есть добродетель. Поэтому, как истинный учитель, хочет, чтобы ученики его, делая что-нибудь, делали то так, как требует добродетель, и притом добровольно, чтобы и награда им была полная; ибо сделанное по принуждению теряет свою награду. Поэтому говорит: каждый подавай по расположению, а не с огорчением и не с принуждением. Приводит и свидетельство из Соломона. Хотя в изречении Премудрого говорится о щедрости, но он относит оное и к подаянию с радушием, или, если хочешь, — к той и другому вместе.

  Бог же силен обогатить вас всякою благодатью.

  Этими словами опровергает умствование, которое имеют многие, когда говорят: если подам много, то боюсь, чтобы самому не сделаться бедным. Бог, говорит, может обогатить вас столько, что с избытком можете совершить всякую благодать, то есть всякую милостыню. Итак, подавайте щедро, чтобы милостыня ваша всегда и всегда приумножалась.

  Чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело.

  Видишь ли? Не богатства просит им, но довольства. Говоря же это, показывает, что не принуждает и не приневоливает их подавать от недостатка, чтобы потом не имели довольства. Вместе с тем, научая, как должно пользоваться дарами Божиими, говорит: чтобы вы были богаты на всякое доброе дело. В благах телесных, говорит, желаю вам довольства, а в благах духовных (ибо это значат слова: всякое доброе дело) — избытка, чтобы не только с избытком были милосердны, но чтобы усердно делали всякое богоугодное дело.

  Как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век.

  Выше сказал: изобилуйте. В подтверждение сего приводит свидетельство из пророка: расточил, ибо слово это указывает на щедрость и избыток. И хотя поданного нет уже более, но правда, то есть человеколюбие (называет его так потому, что оно оправдывает человека и разрешает грехи), пребывает вечно, — и здесь, и там. Вот почему милостивый бывает любим всеми, а потомки его бывают любимы грядущими племенами.

  Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей.

  Этими словами просит им и плотских, и духовных благ и подтверждает слово свое наглядным примером земледелия. Ибо, если засевающим землю Бог подает семя, и питающим тело доставляет пищу, то тем более — возделывающим небо и питающим душу. В словах да подаст обилие посеянному вами говорит о чувственном богатстве, которое, чтобы сделалось сеянием духовным, советует подавать бедным. Ибо чрез это возрастает в нас всякое доброе дело и обилие правды. Почему и говорит: и умножит плоды правды вашей. Заметь здесь, что он вводит Бога дающим нам не суетные наслаждения, но пищу, ибо говорит: и хлеб в пищу. То же находится у Исаии (см. Ис.55:10).

 Так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу.

  Снова показывает, как должно пользоваться богатством, и говорит, что не должно зарывать его в землю, но иметь на всякую щедрость, то есть делиться им щедро. Но так как многие находят щедрость в блудницах и лицедеях, то говорит: я разумею ту щедрость, которая приносит Богу благодарение, и не только благодарение, но многое другое, о чем говорит далее, чтобы, показав многие добрые последствия щедрости, сделать их более усердными к ней.

  Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу; ибо, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Евангелию Христову и за искреннее общение с ними и со всеми, молясь за вас, по расположению к вам, за преизбыточествующую в вас благодать Божию.

  Дело служения сего, говорит, то есть помощь имением, делает многое, ибо не только восполняет нужду братии, но и «избыточествует», то есть доставляет им более нужного; и много благодарений вызывает служение это и свидетельство о служении человеколюбия. Они прославляют Бога за то, что вы так покорны Евангелию, что исполняете повеления его с щедростью; ибо Евангелие учит милостыне. И иначе прославляют они Бога, — за простоту и доброту вашу, изливаемые не только к ним, но и ко всем верным бедным. Ибо они не завидуют, подобно другим нищим, но благодарят, что подаете и другим, что служит признаком великой добродетели их. Поэтому столь независтливым и столь добродетельным должно подавать с большей щедростью. Кроме того, еще молятся о вас, как бы удостоиться видеть вас, не ради имений, но ради благодати Божией, с изобилием данной вам. Опять дело милостыни называет благодатью, приписывая все Богу, чтобы они не возгордились. Словами преизбыточествующую благодать Божию побуждает их сделать щедрость свою более обильной, чтобы не превзошли я не победили их другие.

   Схиархимандрит Авраам Рейдман. Милостыня, приятная Богy

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Сегодня на литургии читались назидательные слова из Послания святого апостола Павла. Он обращается к коринфянам, говоря им о необходимости сбора пожертвований для верующих в Иерусалиме. Видимо, люди нуждались в такой милостыне, поскольку не могли самостоятельно зарабатывать на пропитание из-за притеснений со стороны единоплеменников, враждебно относившихся к проповеди христианства. А может быть, эти средства распределялись между теми, кто проповедовал слово Божие, — между апостолами, для того чтобы те могли совершать путешествия и удовлетворять насущные потребности, ведь всякий человек, даже высокодуховный, безусловно, нуждается в этом.

Апостол Павел увещевает своих духовных чад и призывает их к щедрости: «При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (ст. 6). Апостол сравнивает милостыню с сеянием. Кто бросит в землю мало зерна, тот, естественно, и урожай получит небольшой. А кто посеет щедро, тот может рассчитывать на большее. Но прежде всего это сравнение нужно отнести к вопросам духовным. «Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет» означает, что, когда мы раздаем милостыню, то есть материально помогаем людям, то таким образом совершаем сеяние. Тогда что же такое жатва? Жатва — это воздаяние в будущей жизни. Однако мы должны смотреть не только на то, что будет за гробом, за порогом смерти, но и на то, что будет сейчас. Благотворение уже сейчас должно приносить плод нашей душе, и это не просто наше право, но и обязанность.

В Евангелии есть такие слова: «Тому, кто творит милостыню втайне, Отец Небесный воздаст явно» (см. Мф. 6:4). Здесь говорится не о воздаянии того же самого, то есть не о том, что раздавший деньги получит гораздо больше денег, но о том, что, раздавая милостыню, он должен ощущать в душе умножение благодати. Эту связь между действиями, касающимися как будто бы только земной стороны нашей жизни, и действиями, связанными со стороной духовной, невидимой, нужно ясно осознавать.

Но, казалось бы, к нам, находящимся в святой обители, в стенах монастыря, ведущим особый образ жизни, это не может относиться напрямую. Святитель Игнатий (Брянчанинов) считает (и, безусловно, его мнение справедливо — оно основано на мнении святых отцов), что монах не имеет права самостоятельно раздавать милостыню. Его милостыня — терпение и смирение. Его милостыня (если, конечно, он достиг какого-то духовного преуспеяния) — помощь человеку словом Божиим, назидание, то есть милостыня душевная, о которой отцы говорят, что она выше милостыни телесной настолько, насколько душа выше тела. Монашествующие не имеют права раздавать милостыню в буквальном смысле этого слова. Если кто и делает это в монастыре, то по особому поручению. Прежде всего, это делают настоятель или настоятельница, а также тот, кто по благословению исполняет соответствующее послушание.

Но, помимо душевной милостыни преуспевших и помимо материальной милостыни, раздаваемой начальствующими, монашествующие могут раздавать милостыню в другом смысле слова. Что такое деньги, которые чаще всего раздают как милостыню? Это эквивалент человеческого труда. Можно быть огородником или садовником и выращивать овощи и фрукты, которые потом дать нуждающемуся, и это, конечно, тоже будет милостыня, а можно продать выращенные плоды и дать человеку деньги, и тогда он сможет приобрести необходимое: пищу, одежду или что-либо иное. Поэтому и мы творим милостыню, если мы трудимся в обители, даже исполняя самую простую работу, служим друг другу, а иногда и мирянам, например, выполняя их просьбы. Если мы будем служить правильно, разумно, если будем осознавать, что это не просто какой-то необходимый, «рабский» труд, — работа, которую мы исполняем поневоле («сеем скупо», то есть делаем нехотя), если будем «сеять щедро», то есть трудиться от всей души, желая помочь своим ближним (кто бы они ни были, монашествующие или миряне), тогда мы щедро и пожнем. Пожнем благодать Божию в своей душе.

Далее апостол Павел говорит: «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (ст. 7). Сказано это не для того, чтобы человек по расположению сердца давал мало. Скажем, у меня нет желания трудиться для сестер, пусть, мол, они сами себя обслуживают, и вот за это мне воздастся, — нет. Сказано это для того, чтобы каждый посмотрел на свое расположение, давал милостыню не с огорчением и принуждением, а добровольно, ради любви к человеку.

«Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело» (ст. 8). Бог силен воздать нам, отблагодарить нас (слово «благодать» на современном русском языке и значит «благой дар»), обогатить и вещественно, и духовно, для того чтобы мы имели избыток и от этого избытка всякому человеку могли помочь, — «были богаты на всякое доброе дело».

Апостол Павел продолжает: «Как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей» (ст. 9–10). Господь, возращающий семя, так что оно приносит обильный плод и насыщает тех, кто трудился над сеянием и жатвой, может «умножить плоды правды вашей», то есть нашей праведности, правильного отношения, любви к людям.

«Так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через вас производит благодарение Богу» (ст. 11). То есть чтобы мы были богаты, могли не только от скудости, но и от избытка той благости, благодати, которая у нас есть, благотворить всякому нуждающемуся, «который через нас производит благодарение Богу». Последние слова означают, что, оказывая людям благодеяние, мы таким образом вызываем в них благодарение Богу. И это для нас, быть может, самая великая награда. Тем самым мы проповедуем Евангелие. Не обязательно мы доказываем подлинность евангельского повествования, защищаем истины веры, но, показывая, что в христианах действительно есть любовь, что мы являемся носителями, проводниками этой любви, мы распространяем слово Божие. И это самая лучшая, самая убедительная проповедь.

Приведу вам пример из жизни. Один человек интересовался духовными вопросами, но, как многие современные интеллигентные люди, к сожалению, больше увлекался всевозможными восточными учениями, которые приходят к нам прежде всего из Индии, этого заповедника язычества. Наши общие знакомые пытались его переубедить, но их слова не производили на него должного впечатления: он оставался при своем мнении. После одного из таких разговоров мой друг, который еще не был членом Церкви, хотя и был крещен в детстве, он был, так сказать, этническим православным, прощаясь с ним по принятому у христиан обычаю, троекратно его облобызал. И почему-то именно это произвело на него сильнейшее впечатление, в душе у него все перевернулось. Такое, казалось бы, простое, элементарное проявление любви привело этого человека в Церковь. Он покаялся и стал православным христианином, стал жить по-христиански. Можно было бы привести много других подобных примеров.

Итак, нужно проявлять любовь через милостыню, в чем бы эта милостыня ни выражалась: в трудах, финансовой помощи человеку, назидании словом Божиим — что Промысл Божий дал в наше распоряжение, тем мы и должны пользоваться, чтобы исполнить эту заповедь апостола Павла. Такая милостыня и нам приносит пользу, и нас обогащает, и в других людях вызывает благодарение Богу. Что значит благодарение Богу? Человек становится слугой Божиим, рабом Божиим, из нерадивого или чуждого Церкви человека он становится истинным христианином. И потому мы не должны пренебрегать такими, как нам кажется, малозначащими вещами, о которых мы думаем, что они только мешают нам в духовной жизни, отвлекают нас от молитвы, от чтения. Служение ближним — великое дело. Часто именно в мелочах, в незаметных вещах проявляется величие духа человека. И такими по видимости незаметными вещами приобретается душа другого человека для вечности.

Но мы должны это делать, как говорит святой апостол Павел, «не скупо», то есть без ропота и огорчения, оттого что у нас отнимают время, но, наоборот, от всей души, так, чтобы это было от расположения нашего сердца. Если мы будем так щедро сеять, то мы щедро и пожнем в своей душе, даже если нам выразят неблагодарность. Если мы увидим хотя бы одного человека, испытавшего истинную благодарность к Богу через благодарность нам, то это будет для нас утешением и великой радостью. И тогда мы поймем, что наши скромные труды угодны Богу. Аминь.

15 октября 2006 года

   Святитель Феофан Затворник

Феофан ЗатворникВ конце предыдущего отделеньица только намекнул, что милостыню подавать надобно, яко благословение, а не яко лихоимство, то есть охотно, щедро и радушно, а не с скупостию и жалением. Теперь полнее разъясняет эту мысль, показывая: а) что по мере нашего доброхотства и щедрости бывает и Божие свыше благословение, стихи 6–11, и б) что этою доброхотною щедростию приводится в движение вся религиозная жизнь среди христианских обществ, почему она составляет славу Церкви, или верующих во Христа, славу христианского исповедания, — стихи 12–15.

а) Мера доброхотной щедрости — мера Божия благословения (9, 6–11)

Стих 6. Се же глаголю: сеяй скудостию, скудостию и пожнет; а сеяй о благословении, о благословении и пожнет.

Се же глаголю, этим я хочу сказать, то есть тем, чтоб подаяние было яко благословение, а не яко лихоимство. Объясняет, почему милостыня должна быть яко благословение, ибо она приносит благословение. Святой Златоуст выше сказал: «Видишь ли, как в самом увещании показывает тотчас и плод, подаянием приносимый, то есть что подающие исполняются благословения». Эту мысль, прежде заключенную в одно слово: благословение, полнее разъясняет теперь Апостол сравнением подаяния с сеянием. Общеизвестна истина: что посеешь, то и пожнешь. Знает это сеющий, потому сеет и с охотою, и без щадения семян. Воодушевляет его уверенность, что непременно пожнет посеянное с преизбытком, то есть в 30, 60, 100 раз больше. Это применяет Апостол к милостынеподаянию. Сеющий будто тратит, разбрасывает семена, невесть для чего. Так мог бы о нем подумать всякий, не знающий, к чему идет сеятва и что даст. Милостыню дающий будто разбрасывает свое добро незнать для чего; а между тем несомненно, что это дело приносит плод, и приносит его вернее, чем сеятва. От сеятвы не всегда урожай бывает, хотя всегда ожидается, а от сеяния милостыни неурожая не бывает, — всегда она приносит плод. Надобно только вложить в нее доброхотство, чтоб она изливалась из сердца, с желанием истощить свое для других. Это расположение то же, что дождь вовремя на сеятву. Оскудение же такого расположения в милостынеподаянии есть то же для нее, что засуха для сеятвы. — Выражения Апостола именно на это и намекают. Сеяй, говорит, — скудостию, φειδομενως с щадением и жалением семян, или, что то же, скупо, скудостию и пожнет — и пожнет φειδομενως; земля сожмет недра свои, как он руку, и прорастит ему посеянное скупо. — Сеяй о благословении, с желанием рассеять сколько можно больше, с преизливающимся из сердца своего непощадением себя и своего, о благословении и пожнет: земля также разверзет щедро ему недра свои, как он руки сеющие. Что земля дает сеющему, то Бог — подающему милостыню, соразмеряя щедрость воздаяния с доброхотством подаяния. Феодорит пишет: «Апостол весьма кстати употребил переносимый образ речи и щедрость назвал сеянием, указуя на обильный плод благотворительности; выставил на вид и тех, которые водятся скупостию, сказав, что жатва бывает соразмерна количеству посева». Святой Златоуст говорит: «Сеяй скудостию, φειδομενως. Не сказал: скупо, но употребил благороднейшее наименование бережливого (φειδολου); и сеянием назвал самое действие, дабы ты тотчас вспомнил о воздаянии, представил себе жатву и понял, что, подавая другим, более получаешь сам, нежели даешь. Посему не сказал: дающий, но сеяй. Не сказал также: если вы сеете, но общее употребил выражение. Не сказал опять — щедро, но, что гораздо важнее: о благословении».

Стих 7. Кийждо якоже изволения имать сердцем, не от скорби, ни от нужды: доброхотна бо дателя любит Бог.

Кийждо якоже изволение имать сердцем — пусть подает. Столько пусть подает, насколько расположено сердце. Что не по этой мере, то бесплодно будет. Это будет то же, что сеять семя, растерши его или измявши до повреждения ростка. Как такое семя есть мертвое семя, потому и бесплодное, так подаяние, даемое со скорбию и вынужденно, есть мертвое подаяние и никакого воздаяния не заслуживает. Убивает его сжатость сердца и отсутствие радушия при даянии. Что говорит: не от скорби, ни от нужды, то скорбию означается жаление о подаемом, когда дают, а сердцем жалеют и болят, что дают: это знак скупости; а нуждою означается вынужденность; не от сердца и не самоохотно дают, а будучи вынуждены, то необходимостию повиновения, то общностию дела, то другими какими внешними уважениями. Не будь этих понуждений, и подаяния не было бы. Апостол хочет, чтобы подаяние шло из сердца, как сочная трава из жирной земли. В подтверждение этого «приводит и свидетельство из Писания, говоря: доброхотна бо дателя любит Бог (Притч. 22, 9). Апостол употребил слово это (доброхотно) с тем, чтобы побудить коринфян к радушному подаянию. Ибо как пример македонян и все прочее достаточно было, чтобы побудить их к щедрому подаянию, то не говорит уже о сем много, а ведет речь к тому, чтобы подавали не с принуждением. Ибо если милостыня есть добродетель, а всякое дело, сделанное по принуждению, теряет свою награду, то Апостол справедливо напомнил о сем» (святой Златоуст). «То же сказал он и в послании к Римлянам: милуяй, с добрым изволением (пусть милует) (Рим. 12, 8), ибо денежному подаянию должно предшествовать благодушие» (Феодорит).

Стих 8. Силен же Бог всяку благодать изобиловати в вас, да о всем всегда всяко доволство имуще, избыточествуете во всяко дело благо.

Всяку благодать, всякое благо с изобилием вам послать вместо того, что иждиваете, силен Бог, может, если восхощет, не с тем, чтоб вам утопать в удовольствиях, а чтоб избыточествовать вам деланием добрых дел. Святой Златоуст видит в сих словах не удостоверение в окрыление упования, а молитву, для той же, впрочем, цели. Он говорит: «Апостол не только советует, но и молит за них Бога, говоря: силен же Бог всяку благодать изобиловати в вас. Сею молитвою удаляет от них помысл, противоборствующий щедрости, который и ныне для многих служит препятствием. Ибо многие боятся подавать милостыню под тем предлогом, чтобы самим как не сделаться бедными и не просить милостыни у других. Итак, дабы рассеять сей страх, он присоединяет моление, говоря: всяку благодать изобиловати в вас, не исполнить только, но изобиловати. Что же значит: силен изобиловати благодать? — Силен обогатить вас столько, что возможете изобиловать при такой щедрости, да о всем всегда всяко доволство имуще, избыточествуете во всяко дело благо. Смотри, и в самой молитве его какая мудрость. Не богатства просит им у Бога и не излишества, но всякого довольства. И не сие одно в нем удивительно, но то особенно, что как не просит у Бога излишества, так равно не причиняет им и огорчения, но, снисходя их слабости, не принуждает их подавать от недостатка, а просит довольства и вместе показывает, что даров Божиих не должно употреблять во зло: да избыточествуете во всяко дело благо. Для того, говорит, прошу вам довольства, чтобы вы и другим уделяли. И не сказал: уделяйте, но: да избыточествуете. Ибо в благах телесных просит для них довольства, а в благах духовных, не в одном милосердии, но и во всем прочем, просит им избытка. Ибо сие означают слова: во всяко дело благо».

Стих 9. Якоже есть писано: расточи, даде убогим, правда его пребывает во век века.

«Вводит Апостол советником пророка (Пс. 111, 9), приискав свидетельство, побуждающее к щедрости. Ибо слово — расточи не другое что означает, как щедрость в подаянии. И хотя поданного нет уже более, но плоды подаяния пребывают вечно. То и удивительно, что сберегаемое гибнет, а расточаемое пребывает, и пребывает вечно. Правдою же здесь называет человеколюбие, ибо оно делает людей праведными и, как огонь, истребляет грехи людские, когда обильно изливается» (святой Златоуст).

Этим свидетельством внушает Апостол, что, хотя Господь, по премудрым планам промышления о нас, не всегда здесь воздает расточающим свое достояние на бедных, но сила благотворения чрез это не умаляется, — она пребывает вечно. Время кончится, а плоды благотворения пребудут и в свое время пожаты будут благотворителем. Но и в этом веке, тот же пророк удостоверяет, не видел я такого праведника, благотворителя, оставлена, ниже семене его просяща хлебы. Весь день милует и взаим дает праведный, и семя его во благословение будет (Пс. 36, 25–26).

«Итак, не будем скупы; напротив, будем расточать щедрою рукой. Разве не видишь, сколько другие раздают комедиантам и распутным женщинам? Ты подай Христу, хотя вполовину того, что они дают плясунам. Подай хотя столько алчущему, сколько они из тщеславия дают представляющим на зрелищах. Они множеством золота украшают тело распутных; ты и в простую одежду не хочешь облечь плоть Христову, даже видя, что она обнажена. Расточая свое богатство на удовлетворение чреву, на пьянство и распутство, ты не хочешь и вспомнить о бедности. На пустое расточаешь охотно, а когда нужно облегчить чью бедность, ты считаешь себя беднее всех. Когда утучняешь шутов и льстецов, радуешься, как будто расточаешь на них из неистощимых источников, а когда увидишь бедного, тотчас нападает на тебя страх бедности» (святой Златоуст). Такое внушение святого отца ни в какое время не излишне почему оно и внесено здесь.

Стих 10. Даяй же семя сеющему, и хлеб в снедь да подаст, и умножит семя ваше, и да возрастит жита правды вашея.

Выражает молитвенное благожелание коринфянам, да умножит Бог их вещественные блага, чтобы они посредством их могли обогащаться благами духовными, имея возможность в обилии благотворить другим. Бог, говорит, дающий семя сеющему и хлеб в снедь, да подаст и умножит семя ваше. Это семя — вещественные блага, достаток и довольство во всем, ибо их сеют на милостыню; не будь их, нечего сеять, или не из чего сеять будет. Итак, говорит, Бог да умножит у вас то, что можно сеять. Но получив то, из чего можно сеять милостыню, можно вместо милостыни обратить то в свою пользу, на плотские утехи и удовольствия. Почему Апостол не останавливается в своей благожелательной молитве на этом, но проходит далее и просит Бога, чтобы коринфяне, получив семена на сеяние милостыни, действительно на этот предмет употребили их, — просит Бога, да возрастит Он в них жита правды. Жита, γεννηματα, порождения, плоды. Да даст Бог, говорит, чтобы вы, получив довольство, все обращали на умножение благотворения и таким образом богатились плодами правды. Апостол желает, чтоб у них вещественное довольство шло в ряд с духовным преспеянием, не мешая ему, а пособствуя. Так все наши толковники. Вот за всех слово святого Златоуста: «Особенно можно подивиться мудрости Павла в том, что как убеждения заимствовал он и от духовного, и от плотского, так, говоря и о воздаянии, наблюдает то же, то есть указывает на духовные и плотские воздаяния. Так слова: расточи, даде убогим, правда его пребывает в веке века указывают на воздаяние духовное, а слова: да умножит семя ваше — на воздаяние плотское. Впрочем, и на сем он не останавливается, но опять переходит к воздаяниям духовным, и всегда ставит их одно с другими попеременно. Ибо слова: да возрастит жита правды вашея, означают воздаяние духовное. Делает же сие и разнообразит речь свою для того, чтобы искоренить в них страшливые и малодушные помыслы и чтобы различными способами и указанием на сей настоящий пример (то есть, что Бог даст семя сеющему и хлеб в снедь) рассеять в них опасения бедности. Ибо если тем, кои засевают землю для себя, Бог подает, если и питающим тело свое дает Он обильно, то кольми паче даст тем, кои возделывают небо и пекутся о душе своей. Ибо Ему угодно, чтобы такие попечения состояли под особенным Его промыслом. Но Апостол излагает сие не в виде умозаключения и не так, как я сказал, а в виде молитвы; причем не скрывает своего умозаключения и возводит их к большему упованию не только указанием на повседневные примеры, но и самою молитвою, и говорит: да подаст и умножит семя ваше, и да возрастит жита правды вашея. И сим опять незаметно внушает щедрость. Ибо как семя, брошенное в землю, произращает тучную жатву, так щедрая милостыня приносит полные рукояти правды и произращает бесчисленные плоды».

Стих 11. Да о всем богатящеся во всяку простоту, яже содевает нами благодарение Богу.

Да — не читают все наши толковники, и у других его нет. Читается только: о всем богатящеся и далее, — εν παντι πλουτιζομενοι. Мысль же видят здесь такую, как бы стояло: πλουτιζομενων. В связи с предыдущим будет: да возрастит Бог жита правды вашея, υμων, вас, πλουτιζομενων, богатящихся во всем, — что можно переиначить так: так, чтобы вы богатились всем, то есть всякое довольство получали от Бога, но не на свое удовольствие, а во всяку простоту, то есть на всякую щедродательность или размножение благотворительности. Феофилакт пишет: «Показывает Апостол, как должно пользоваться богатством. Не в землю, говорит, его надо зарывать, но иметь его во всякой простоте, иждивать то есть со всею щедростию». — Яже содевает нами благодарение Богу. Получая от вашей щедрости пособие, нуждающиеся будут Богу воссылать благодарение, и за то, что даровал вам достаток, и за то, что внушает вам делать из него доброе употребление. Словом: нами означает Апостол свое посредство в устроении милостынеподаяния. Святой Златоуст говорит: «Иждивайте богатство ваше не на то, на что не должно, но на то, чем приносится благодарение Богу. Бог отдал многое во власть нашу; и, Себе предоставив меньшее, нам уступил важнейшее. Так, заботиться о чувственной пище нашей предоставил Себе Самому, а попечение о духовной вверил нам, и в нашей состоит власти соделать цветущими мысленные нивы наши. Ибо они не требуют ни дождей, ни благорастворенного воздуха, — было бы только одно произволение, и они возрастут до самого неба. Простотою называет он здесь щедрость, от которой происходит милостыня, дающая повод к великому благодарению».

б) Доброхотная щедрость приводит в движение всю христианскую жизнь и служит во славу христианского исповедания (12–15)

Святой Златоуст от предыдущего так переходит к этому предмету: «Не только к благодарению подает повод щедрость, но и ко многому другому. Сие и перечисляет Апостол в следующих словах, чтобы, показав многие добрые последствия щедрости, возбудить их тем к большему усердию. Какие же это плоды? — Послушай, что сам он говорит»:

Стих 12. Яко работа сего служения не токмо есть исполняющая лишения святых, но и избыточествующая многими благодаренми Богови.

Работа служения сего, διακονια της λειτουργιας, как бы исправление служения в этом литургийном, богослужебном деле. Разумеет и все учреждение по собранию милостыни, и самое ее собрание, и доставление ее на место, и раздаяние нуждающимся. Литургийным делом назвал это он по причине Богоугодности его, потому что те, которые совершают его, будто святое Богослужение исправляют и жертву Богу приносят, на которую и Сам Бог благоволительно взирает. — Эта служба, говорит, не только есть исполняющая лишения святых; «не думайте, что чрез это преуспеете только в одном и послужите единственно нуждам святых» (Феодорит); «не скудость только святых вы восполняете» (святой Златоуст); «не то только производит служба сия, что покрывает недостатки и нужды святых» (Экумений). Хотя и это есть очень великое дело, но плод милостыни этим одним не ограничивается. Она есть вместе и избыточествующая многими благодаренми Богови. Этот плод лучше и выше того; тот на земле остается, а этот на небо восходит. Благодарение Богу — простое чувство, единичное, но оно исходит из чувства благобытия, Богом устрояемого. Неведомыми путями возбуждает Он сердца к благотворению, и Сам же устрояет все, чтобы оно доходило до своего места, Им же указуемого. Сколько веры, Богопреданности и яснозрения Божественного порядка дел в благодарящих Бога! Такого движения духа в сердцах верующих, вами вспомоществуемых, не было бы, говорит, если б не ваше милостыня. Как цвет розы, внесенный в какое-либо место, не только глаза услаждает смотрящих, но и далеко распространяет приятное благоухание, так милостыня избыточествует духовным благом, которое все выражается в благодарении Богу. Когда говорит Апостол, что работа служения сего избыточествует, то этим означается не только то, что облагодетельствованные много благодарят, но что по этому случаю не они одни, но и многие другие благодарят, так что благодарение Богу всюду расходится и на всех местах как фимиам кадильный к небу возносится.

Ответьте на вопросы

  • Что нового вы узнали/поняли из толкований?
  • Чему это вас научило?

Ответить на вопросы, можно в комментариях

Снова перечитайте отрывок

Ответьте на вопросы

  • Щедро или скупо вы сеете? (речь о внутреннем расположении)
  • Верите ли вы, что Бог силен обогатить вас всякой благодатью, чтобы вы всегда имели всякое довольство и были богаты на всякое доброе дело?
  • Что вам хочется сделать после прочтения этого отрывка?
  • Что вы сделаете после прочтения этого отрывка?

Поделиться своими размышлениями, можно, в комментариях

 

Подведите итоги

  • Что важного вы получили при чтении и размышлении над отрывком, при ответах на вопросы и чтении толкований?
  • Чему вы научились благодаря размышлению над отрывком, ответах на вопросы и чтении толкований?

Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями, можно, в комментариях

 

 

Материал подготовлен Татьяной Зайцевой
редактор раздела Евангельских групп  

Евангельское чтение: Неделя 18-ая по Пятидесятнице. О чудесном лове рыб

  Ответить на вопросы, поделиться своими размышлениями, можно, в комментариях

Теги: , , , , ,
  • Наталия

    Здравствуйте, Татьяна!
    Большое спасибо за рассылку по книге Апостол. К сожалению, очень редко прочитываю, еще реже дохожу до вопросов и толкований, но все рассылки от Предания складываю в отдельную папочку.
    Сегодня заметила, что чтение этой недели я недавно сама прочитала (прочитываю обычно случайные отрывки, так как систематически читать Библию пока не получается, только от случая к случаю).
    Хотела записать номер отрывка, оказалось, что в рассылке не указано — какое Послание, первое или второе.
    Этот отрывок о милостыне очень важен для меня. Однажды я читала про случай: одному человеку (может быть, какому-то святому), было видение: когда кто-то давал милостыню, над головой нищего появлялся Сам Иисус Христос и благословлял дающего. И в житиях святых много историй, о том как милостыня спасает человека для вечной жизни. Нельзя об этом забывать и пренебрегать этим щедрым даром Господа — возможностью хоть как-то загладить свои злые дела, слова, мысли.
    Я заметила, что милостыня меняет отношение к деньгам, к собственному благополучию. Часто люди унывают, что у них мало денег. Но когда я думаю о тех людях, которые просят милостыню, я понимаю, насколько богата наша семья — ведь у нас все есть. Нельзя допускать мысли, что Бог тебя чем-то обделяет, ведь мы всегда сыты и одеты, у нас есть тепло и мы на самом деле можем позволить купить многие (в том числе дорогие) вещи, в то время как многие находятся на грани выживания, у кого-то нет средств на еду, лекарства, нет помощи, нет человека, который о них бы позаботился. Я очень расстраиваюсь, когда мама меня упрекает в том, что я и мой муж мало зарабатываем, при этом я решила «завести» (я не согласна с этим выражением, но оно широко используется) второго ребенка, унывает, что нее тоже небольшая зарплата (хотя небольшая она для Москвы, при этом у нас свое жилье, она просто не знает, как живут люди в других регионах).

  • Наталия

    Помощь другим, даже копеечная, меняет жизненную позицию — от жалости к себе (одно из самых неприятных, разрушительных состояний) переходишь к жалости к другим, учишься видеть проблемы людей, думать, как помочь им. Я заметила этот принцип, еще до того как обратилась к Господу. Это делает тебя намного счастливее, потому что чувствуешь, что приносишь пользу кому-то.
    Вера в Иисуса Христа переносит наши маленькие добрые дела в Вечность. Но при этом я верю, что Господь посылает всем ровно столько, скольким человек может хорошо распорядиться. Большое состояние — больше ответственность перед Богом, потому что все богатства принадлежат Ему. И больше искушение использовать для себя это богатство.
    При этом с милостыней связано много искушений. Иногда начинаешь думать плохо о людях, которые просят ее, например, злишься, что они потратят ее на сигареты или на водку. В таких случаях, я думаю, лучше подавать продуктами, одеждой, спрашивать, что купить этому человеку. Иногда появляются мысли в духе «Может, эта «нищая» богаче меня живет». В таком случае нужно, думаю, передать суд Господу — наше дело, давать с радостью, а кто как живет и что заставляет просить — не нам за это отвечать. Еще иногда начинаешь мечтать о богатстве, как о возможности творить больше добрых дел. Тогда вспоминаю о вдове, жертва которой была самой большой и ценной в очах Господа. Нужно просто уделять из того, что есть, столько, сколько сможешь. И можно не боятся, что «убудет» — ведь все посылает Бог.
    Не имею времени читать все вопросы, но решила написать то, что часто думаю о милостыне и добрых делах.
    Спаси вас Господи.

  • Александра

    Невозможно словами передать, какое состояние возникает, когда даешь даже малую милостыню. Это прекрасно, это вдохновенно, это дает силы и смысл жить и стараться быть полезным ближним.

  • Константин

    Что касается милостыни, то тут надо быть щедрым не только на деньги, но и на свое время, и на внимание. То есть не просто сунуть купюру — откупиться, а узнать, что нужно, пойти и принести бутылку кефира, лекарство, билет на поезд. Щедрость тоже должна быть с рассудительностью. У самого меня был печальный опыт, когда во дворе встретил нищего, поговорил с ним, вошел в положение, дал 500 р. На следующий день увидел его, идущего с бутылкой и с приятелем. То есть такая моя щедрость, нерассуждающая, пошла фактически во вред человеку.
    Щедрым надо быть, когда есть какая-то уверенность, что твои средства пойдут во благо.
    На эту тему была неплохая рассылка от Матвея [URL=http://blog.predanie.ru/article/chelovek_prosit_pomoschi]http://blog.predanie.ru/article/chelovek_prosit_pomoschi[/URL]
    Да, и еще одна опасность, которую увидел для себя — не гордиться своей щедростью, не наслаждаться ею. Да, может это и «прекрасно и вдохновенно», но не знаешь, что будет делать этот человек послезавтра или через неделю, когда тебя не окажется рядом. Не знаешь, сколько людей ещё нуждается в помощи.

  • Гость

    Спасибо за материал. Вот чего мне из него (и вообще из темы про благотворительность) трудно понять: как можно жертвовать одновременно щедро и «доброхотно», с расположением сердца? Ведь очевидно, что какую-то небольшую для себя жертву (времени, денег, сил) можно принести легко и радостно. Например, когда о ком-то просят помолиться — отчего не помолиться, от меня не убудет. Или немного помочь деньгами. Такую милостыню легко давать с радостным сердцем и добрым расположением к просящему. Но вряд ли ее можно назвать «щедрой».

    А чем больше жертва, тем с большим «скрипом» она обычно отдается (по крайней мере, это мой опыт), вплоть до раздражения по отношению к просящему (денег жалко и отказаться вроде как нельзя — и вот чувствуешь, что у тебя эти деньги словно бы отбирают). Повторю, это не только про деньги. Иногда радостно, «доброхотно» вызываешься кому-то помочь — а в процессе выясняется, что дело не на полчаса, а на полдня. Тогда вроде бы помогаешь, а сам думаешь про нарушенные планы, «зачем я согласился, кто меня за язык тянул, опять застрял» и понемногу на человека злишься. Получается, что если жертва «щедрая» — ее трудно отдать «доброхотно».

    Наконец, довольно просто приучиться давать даже ощутимые по своим доходам пожертвования, если они, так сказать, предсказуемые. Например, определенная часть дохода. Вот есть у меня такой-то «бюджет» на благотворительность в этом месяце, я его раздаю. А как только эта сумма роздана — извините, лимит исчерпан, приходите через месяц. Только такая благотворительность, кажется, вообще никакой пользы не приносит, особенно благотворителю — так ведь?

    Как же быть? Понятно, что в идеале нужно жертвовать много и радостно. Но если так не получается — лучше много? Или радостно? Настолько много, насколько можно отдавать радостно? Какой тут можно дать совет?